<<
>>

Мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации Г. А. Гаджиева по делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации

Будучи согласным с итоговыми выводами Конституци­онного Суда Российской Федерации, содержащимися в ре­золютивной части Постановления по данному делу, заявляю о своем мнении по поводу его мотивировочной части.

1. В пункте 1 мотивировочной части Постановления ука­зывается, что предметом рассмотрения по данному делу яв­ляются положения пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 ГК Российской Федерации, предусматривающие, что по до­говору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а за­казчик обязуется оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного ока­зания услуг, как не предполагающие, — по смыслу, придавае­мому им правоприменительной практикой,— удовлетворения требований исполнителя о выплате вознаграждения, если его размер поставлен в зависимость от судебного решения, кото­рое будет принято в будущем.

Таким образом, предмет рассмотрения определен как оспариваемые нормы Гражданского кодекса Российской Фе­дерации в части, касающейся условия оплаты труда лица, оказывающего правовые услуги, а именно в зависимости от достигнутого успеха в виде положительного для истца исхода дела в виде присужденной в его пользу суммы, только при заключении договора возмездного оказания правовых услуг.

На практике услугодатель оказывает услугополучателю (заказчику) целый комплекс юридических услуг. Это предо­ставление устных консультаций по вопросам права, а также составление письменных заключений по поставленным заказ­чиком правовым вопросам. Обычно, не ограничиваясь состав­лением таких заключений, услугодатель на их основе подго­тавливает проекты исковых заявлений в суд и необходимый для обращения в суд пакет документов. Поскольку стороны в силу статьи 421 ГК Российской Федерации вправе опреде­лять условия договора по своему усмотрению, обязанности исполнителя могут включать не только совершение опреде­ленных действий в виде устных услуг, но и предоставление заказчику результата действий исполнителя в виде письмен­ных консультаций и разъяснений, проектов договоров, ис­ковых заявлений и других документов правового характера (пункт 1 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1999 года № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с догово­рами на оказание правовых услуг»).

В тех же случаях, когда исполнитель по договору с за­казчиком должен совершить сделки или иные юридические действия, то договор возмездного оказания юридических ус­луг утрачивает свой «рафинированный» характер, превраща­ясь в смешанный договор (пункт 3 статьи 421 ГК Российской Федерации), т. е. в договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (в данном случае — элементы договора по­ручения либо договора агентирования, для которых характер­но наличие посредника—представителя (поверенного), дей­ствующего в чужих интересах).

138

В делах заявителей, рассмотренных арбитражными суда­ми, исследовались не «рафинированные» договоры возмезд­ного оказания юридических услуг, а именно смешанные до­говоры.

Поэтому предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по данному делу является усло­вие о так называемом гонораре успеха не только в договорах возмездного оказания юридических услуг, но и в иных граж­данско-правовых договорах. Такой, более широкий, подход к предмету судебного разбирательства предопределяется тем, что при оценке конституционности условий гражданско-пра­вовых договоров о «гонораре успеха», или об условном гоно­раре, когда оплата труда услугодателя ставится в зависимость от присуждения в пользу истца суммы (обычно —в виде про­цента), Конституционный Суд Российской Федерации, ис­ходя из предназначения конституционного судопроизводства, осуществляет такую оценку прежде всего с позиций норм и принципов публичного права, а не только руководствуясь внутренней логикой частного права.

Этот вывод находит подтверждение в Постановлении, в пункте 2.2 которого указывается, что свобода договора име­ет объективные пределы, определяемые основами конститу­ционного строя и публичного правопорядка. В частности, речь идет о недопустимости распространения договорных от­ношений и лежащих в их основе принципов на те области социальной жизнедеятельности, которые связаны с реализа­цией государственной власти.

Конституционный Суд Россий­ской Федерации в данном случае, используя этот публично­правовой аргумент, имеет в виду все гражданско-правовые договоры, а не только договор возмездного оказания право­вых услуг. Именно в этом универсальном юридическом вы­воде проявляется правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации по данному делу. Образующие ее юридические выводы оказываются шире, чем те, которые де­лаются при оценке конституционности юридического содер­жания норм Гражданского кодекса Российской Федерации, являющихся предметом рассмотрения.

Учитывая предназначение конституционного судопроиз­водства, более масштабная оценка предмета рассмотрения

по настоящему делу, а также то, что аргументы против усло­вий о «гонораре успеха» взяты из области конституционного права, итоговые выводы в резолютивной части приобретают более масштабный характер, поскольку ими обосновывается невозможность включения условий о «гонораре успеха» не только в договор возмездного оказания правовых услуг, но и в другие гражданско-правовые договоры.

2. В заключение считаю целесообразным обратить внима­ние на то, что обсуждаемая проблема не имеет идеального разрешения, поскольку при любом из возможных способов ее решения возникают серьезные социальные издержки.

Лишение возможности включить в договор условия об оплате правовых услуг в зависимости от того, будет ли ре­шение суда положительным для истца, имеет следующие из­держки:

1) исчезает один из критериев, позволяющих оценить ка­чество оказанной правовой услуги;

2) услугодатель лишается возможности получить дополни­тельное вознаграждение: появляются элементы уравнитель­ства в оплате услуг;

3) возникает стимул увести «в тень» договоренности.

Допущение же возможности включения в договоры усло­вий о «гонораре успеха» влечет такие социальные издержки, как провоцирование услугодателя добиваться положительного для услугополучателя решения суда любой ценой.

Издержки, возникающие при недопущении возможности включения в договоры условий о «гонораре успеха», могут быть снижены, причем при помощи частноправовых средств.

Так, можно включить в договор условие, в соответствии с которым гонорар услугодателя будет определяться в виде процента от цены иска, а не от присужденной судом суммы, либо указанные издержки можно снизить путем дополнитель­ного соглашения к договору об оплате труда услугодателя, которое может быть заключено после вступления решения суда в законную силу.

Что же касается социальных издержек, порождаемых до­пущением возможности включения в договоры условий о «го­нораре успеха», с последующей их судебной защитой, то они не могут быть существенно снижены в настоящее время пу- 140

тем использования частноправовых средств. Для этого требу­ется использование законодателем разнообразных публично­правовых средств. Сейчас их практически нет в действующем законодательстве.

При разумном их использовании законодателем уже в на­стоящее время при условии, если законодатель найдет спо­собы преодоления конфликта интересов между услугодателем и клиентом, условные вознаграждения по некоторым юриди­ческим делам вполне допустимы.

<< | >>
Источник: Адвокатская деятельность и адвокатура: Сборник норматив­ных актов и документов: в 2 т. Т. II / Под общ. ред. Ю. С. Пи­липенко. — М.: Федеральная палата адвокатов РФ,2017. — 736 с.. 2017

Еще по теме Мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации Г. А. Гаджиева по делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации:

  1. Особое мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации А. Л. Кононова по делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации
  2. Мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации Н. С. Бондаря по делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации
  3. По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами Общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В. В. Макеева
  4. Мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации К. В. Арановского по постановлению Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности пункта 7 части второй статьи 29, части четвертой статьи 165 и части первой статьи 182 Уголовно­процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан А. В. Баляна, М. С. Дзюбы и других
  5. По жалобе гражданина Карелина Михаила Юрьевича на нарушение его конституционных прав положениями подпункта 6 пункта 1 статьи 23 и пункта 1 статьи 93 Налогового кодекса Российской Федерации, пункта 1 статьи 8 и пункта 3 статьи 18 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
  6. По делу о проверке конституционности пункта 7 части второй статьи 29, части четвертой статьи 165 и части первой статьи 182 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан А. В. Баляна, М. С. Дзюбы и других
  7. По жалобе некоммерческой организации «Коллегия адвокатов “Регионсервис”» на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 1 статьи 93 и пункта 2 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федераци
  8. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Саруханова Измира Керимхановича на нарушение его конституционных прав пунктом 4 части третьей статьи 49, частью второй статьи 53, пунктом 6 части четвертой статьи 56 и частью пятой статьи 189 Уголовно­процессуального кодекса Российской Федерации, частями 1 и 2 статьи 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» Определение от 2
  9. Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Гольдмана Александра Леонидовича и Соколова Сергея Анатольевича на нарушение их конституционных прав статьей 29, пунктом 3 части второй статьи 38, пунктами 2 и 3 части третьей статьи 56 и пунктом 1 части первой статьи 72 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации
  10. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Беляева Анатолия Леонидовича на нарушение его конституционных прав статьями 49, 50, 51, 53 и 72 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, подпунктом 6 пункта 4 статьи 6 и пунктом 2 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
  11. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Медведева Николая Александровича на нарушение его конституционных прав подпунктами 1 и 2 пункта 2 статьи 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а также рядом положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации
  12. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Багадурова Магомеда Магомедовича на нарушение его конституционных прав подпунктом 1 пункта 3 статьи 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», статьей 10 Федерального закона «О персональных данных» и частью второй статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации
  13. По делу о проверке конституционности отдельных положений частей первой и второй статьи 118 Уголовно­исполнительного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой Шенгелая Зазы Ревазовича
  14. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Клименка Леонида Генриховича на нарушение его конституционных прав положениями Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», статьи 90 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях Определение от 1 марта 2007 г. № 293-О-О (Извлечение)
  15. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хайрутдинова Ильдара Магарифовича на нарушение его конституционных прав подпунктом 5 пункта 1 статьи 7 и подпунктом 4 пункта 2 статьи 30 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
  16. Особое мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации Н. Т. Ведерникова
  17. Особое мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации В. О. Лучина
  18. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бекова Магомеда Султановича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 50 и пунктом 3 части третьей статьи 56 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации