<<
>>

По жалобе некоммерческой организации «Коллегия адвокатов “Регионсервис”» на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 1 статьи 93 и пункта 2 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федераци

Определение от 6 марта 2008 г. № 449-О-П

(Извлечение)

(о режиме адвокатской тайны при налоговой проверке)

Конституционный Суд Российской Федерации, заслушав в пленарном заседании заключение судьи А.

Л. Кононова, проводившего на основании статьи 41 Федерального консти­туционного закона «О Конституционном Суде Российской 177

Федерации» предварительное изучение жалобы некоммерче­скойорганизации «Коллегия адвокатов “Регионсервис”»,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Фе­дерации некоммерческая организация «Коллегия адвокатов “Ре- гионсервис”» оспаривает конституционность пункта 1 статьи 93 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которому должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у проверяемого лица необходимые для проверки документы посредством вручения этому лицу (его представителю) требования о представлении документов, и пун­кта 2 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которому непредставление налоговому органу сведе­ний о налогоплательщике, выразившееся в отказе организации предоставить имеющиеся у нее документы, содержащие сведе­ния о налогоплательщике, по запросу налогового органа, а рав­но иное уклонение от предоставления таких документов либо предоставление документов с заведомо недостоверными сведе­ниями, влечет взыскание штрафа в размере пяти тысяч рублей.

Как следует из жалобы и приложенных к ней материалов, инспекция Федеральной налоговой службы по городу Кемеро­во, проводя камеральную налоговую проверку ОАО «Кузнецкий машиностроительный завод», приняла решение о проведении встречной проверки у контрагента общества—некоммерческой организации «Коллегия адвокатов “Регионсервис”» и запроси­ла у нее договор на оказание юридических услуг, а также све­дения о документах, подтверждающих исполнение данного до­говора. В ответ на это требование некоммерческая организация «Коллегия адвокатов “Регионсервис”», сославшись на статью 8 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адво­катской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», сообщила письмом, что запрашиваемые сведения составляют адвокатскую тайну, однако налоговый орган, квалифицировав данное письмо как отказ от предоставления документов, при­нял решение о привлечении ее к ответственности за налоговое правонарушение, предусмотренное пунктом 2 статьи 126 На­логового кодекса Российской Федерации.

В удовлетворении требования заявителя о признании реше­ния налогового органа недействительным решением Арбитраж- 178

ного суда Кемеровской области от 11 сентября 2006 года от­казано. Апелляционная инстанция того же арбитражного суда Постановлением от 19 октября 2006 года отменила решение ар­битражного суда первой инстанции. Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа Постановлением от 12 февраля 2007 года, отменяя постановление апелляционной инстанции, указал, что налоговое законодательство не содержит каких-ли­бо изъятий или исключений в отношении лиц, обязанных пре­доставлять документы для целей налоговой проверки.

По мнению заявителя, положения пункта 1 статьи 93 и пункта 2 статьи 126 Налогового кодекса Российской Фе­дерации — с учетом смысла, придаваемого им правопримени­тельными органами,— противоречат Конституции Российской Федерации, ее статьям 1, 15, 18, 19, 35, 37, 46 (часть 1) и 48, поскольку допускают возможность истребования налоговыми органами документов у любых лиц, в том числе адвокатов, не считаясь с их статусом и установленной законом обязан­ностью хранить адвокатскую тайну, и позволяют привлекать их к ответственности за непредставление сведений, необходи­мых для проведения налоговой проверки.

2. Согласно статье 48 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи (часть 1); каждый задержанный, заклю­ченный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с мо­мента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (часть 2). В силу названных положений Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с други­ми ее положениями, определяющими полномочия Российской Федерации по регулированию и защите прав и свобод человека и гражданина (статья 71 пункт «в»; статья 76 часть 1), федераль­ный законодатель в рамках предоставленной ему компетенции обеспечивает выполнение государством обязанности по созданию надлежащих условий для реализации конституционного права на получение юридической помощи с тем, чтобы каждый в случае необходимости имел возможность обратиться за ней для защиты и отстаивания своих прав и законных интересов.

Отношения, связанные с оказанием юридической помо­щи, регламентируются, в частности, Федеральным законом

179

«Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Согласно его статье 8 любые сведения, связан­ные с оказанием адвокатом юридической помощи своему до­верителю, являются адвокатской тайной (пункт 1); адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обра­щением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (пункт 2). Обязанность хранить адвокатскую тайну в равной степени распространяется и на адвокатские образо­вания, включая коллегии адвокатов.

Освобождение адвоката от обязанности свидетельствовать об обстоятельствах и сведениях, которые ему стали известны или были доверены в связи с его профессиональной деятель­ностью, служит обеспечению права каждого на неприкосно­венность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (статья 23 часть 1 Конститу­ции Российской Федерации) и является гарантией того, что информация о частной жизни, конфиденциально доверен­ная лицом в целях собственной защиты только адвокату, не будет вопреки воле этого лица использована в иных целях, в том числе как свидетельство против него самого (статья 24 часть 1; статья 51 Конституции Российской Федерации).

Исходя из приведенной правовой позиции Конститу­ционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Определении от 6 июля 2000 года № 128-О применительно к нормам уголовного законодательства, касающимся адвокат­ской тайны, положения пункта 1 статьи 93 и пункта 2 ста­тьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации не могут рассматриваться как возлагающие на адвокатов и адвокатские образования обязанность предоставлять налоговому органу любые документы, содержащие сведения о клиентах, и, соот­ветственно, предусматривающие ответственность за неиспол­нение такой обязанности как за налоговое правонарушение.

Вместе с тем адвокаты и адвокатские образования, явля­ющиеся налогоплательщиками в силу статьи 57 Конституции Российской Федерации, обязаны уплачивать законно установ­ленные налоги и сборы и в равной мере со всеми другими на­логоплательщиками вести в установленном порядке учет своих доходов (расходов) и объектов налогообложения, представлять 180

в налоговый орган налоговые декларации (расчеты) по нало­гам, а в необходимых случаях, предусмотренных законом,— информацию и документы, подтверждающие полноту и свое­временность уплаты налогов и сборов, а также нести иные обязанности, предусмотренные законодательством о налогах и сборах (статья 23 Налогового кодекса Российской Федера­ции).

Освобождение адвокатов и адвокатских объединений от обязанности предоставлять соответствующие сведения и доку­менты исключало бы всякую возможность налогового контро­ля и не соответствовало бы целям и смыслу налогообложения.

Теми же целями налогообложения и налогового контроля предопределяется и содержание информации, предоставля­емой налоговым органам адвокатами и адвокатскими обра­зованиями. Налоговый орган вправе требовать от них сведе­ния, которые необходимы для оценки налоговых последствий сделок, заключаемых с клиентами. Такие сведения в любом случае составляют налоговую тайну и защищаются от разгла­шения в силу закона (статья 102 Налогового кодекса Россий­ской Федерации). Что касается сведений, которые связаны с содержанием оказываемой адвокатом юридической помощи и могут быть использованы против его клиента, то — исходя из конституционно значимых принципов адвокатской дея­тельности,— налоговые органы не вправе требовать их пред­ставления. Именно поэтому Налоговый кодекс Российской Федерации устанавливает, что при осуществлении налогово­го контроля не допускаются сбор, хранение, использование и распространение информации о налогоплательщике, полу­ченной в нарушение принципа сохранности информации, со­ставляющей профессиональную тайну иных лиц, в частности адвокатскую тайну, аудиторскую тайну (пункт 4 статьи 82).

Схожую правоприменительную коллизию норм двух фе­деральных законов, касающихся защиты банковской тайны, Конституционный Суд Российской Федерации разрешил в Постановлении от 14 мая 2003 года № 8-П, подтвердив полномочие судебного пристава-исполнителя в рамках его публичной функции по принудительному исполнению по­становления суда требовать предоставления определенных и ограниченных целями его деятельности сведений, состав- 181

ляющих банковскую тайну, при том что предполагается не­допустимость разглашения этих сведений.

Таким образом, пункт 1 статьи 93 и корреспондирующий ему пункт 2 статьи 126 Налогового кодекса Российской Фе­дерации, предусматривающие предоставление налогоплатель­щиками — адвокатами и адвокатскими образованиями по тре­бованию налогового органа документов, содержащих сведения о налогоплательщиках, в том числе подтверждающие полную и своевременную уплату ими налогов и сборов, сами по себе не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителей. Разрешение же споров о том, содержит ли запрашиваемый у адвоката документ сведения, составляющие адвокатскую тайну, либо он относится к документам, которые связаны с оценкой налоговых последствий сделок, заключа­емых адвокатом со своими клиентами, т. е. отражают его собственные доходы и расходы, а потому могут быть подвер­гнуты проверке в обычном порядке, входит в компетенцию правоприменительных органов и к полномочиям Конститу­ционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не относится.

<< | >>
Источник: Адвокатская деятельность и адвокатура: Сборник норматив­ных актов и документов: в 2 т. Т. II / Под общ. ред. Ю. С. Пи­липенко. — М.: Федеральная палата адвокатов РФ,2017. — 736 с.. 2017

Еще по теме По жалобе некоммерческой организации «Коллегия адвокатов “Регионсервис”» на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 1 статьи 93 и пункта 2 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федераци:

  1. По жалобе гражданина Карелина Михаила Юрьевича на нарушение его конституционных прав положениями подпункта 6 пункта 1 статьи 23 и пункта 1 статьи 93 Налогового кодекса Российской Федерации, пункта 1 статьи 8 и пункта 3 статьи 18 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
  2. Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Гольдмана Александра Леонидовича и Соколова Сергея Анатольевича на нарушение их конституционных прав статьей 29, пунктом 3 части второй статьи 38, пунктами 2 и 3 части третьей статьи 56 и пунктом 1 части первой статьи 72 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации
  3. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы ассоциации адвокатов «Московская городская коллегия адвокатов “Сокальский и партнеры”» на нарушение конституционных прав и свобод частью 2 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации
  4. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Саруханова Измира Керимхановича на нарушение его конституционных прав пунктом 4 части третьей статьи 49, частью второй статьи 53, пунктом 6 части четвертой статьи 56 и частью пятой статьи 189 Уголовно­процессуального кодекса Российской Федерации, частями 1 и 2 статьи 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» Определение от 2
  5. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Беляева Анатолия Леонидовича на нарушение его конституционных прав статьями 49, 50, 51, 53 и 72 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, подпунктом 6 пункта 4 статьи 6 и пунктом 2 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
  6. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 2 статьи 35 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
  7. По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами Общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В. В. Макеева
  8. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хайрутдинова Ильдара Магарифовича на нарушение его конституционных прав подпунктом 5 пункта 1 статьи 7 и подпунктом 4 пункта 2 статьи 30 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
  9. По жалобе гражданки Кирюхиной Ирины Петровны на нарушение ее конституционных прав частью шестой статьи 82 Уголовно-исполнительного кодексаРоссийской Федерации и пунктом 6 статьи 14 Закона Российской Федерации «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» Определение от 6 марта 2008 г. № 428-О-П
  10. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бекова Магомеда Султановича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 50 и пунктом 3 части третьей статьи 56 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации
  11. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Медведева Николая Александровича на нарушение его конституционных прав подпунктами 1 и 2 пункта 2 статьи 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а также рядом положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации