<<
>>

По жалобе гражданина Паршуткина Виктора Васильевича на нарушение его конституционных прав и свобод пунктом 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР и статьями 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР

Определение от 6 июля 2000 г. № 128-О (Извлечение)

(о моменте возникновения адвокатской тайны)

Конституционный Суд Российской Федерации, заслушав в пленарном заседании заключение судьи А.

Л. Кононова, проводившего на основании статьи 41 Федерального консти­туционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина В. В. Паршуткина,

установил:

1. Адвокат Московской областной коллегии адвокатов В. В. Паршуткин, привлеченный к уголовной ответствен- 62

ности по обвинению в совершении преступления, предус­мотренного статьей 152 (Торговля несовершеннолетними) УК РФ, обратился к адвокату Е. Ю. Львовой, ранее кон­сультировавшей В. В. Паршуткина в связи с его участием в качестве представителя стороны при рассмотрении граж­данского дела об усыновлении ребенка, с просьбой о за­щите своих интересов. Несмотря на имеющееся соглашение и ордер юридической консультации, следователь не допу­стил Е. Ю. Львову к участию в деле в качестве защитника В. В. Паршуткина, сославшись на необходимость ее допроса в качестве свидетеля о являющихся предметом расследова­ния по этому уголовному делу обстоятельствах оказания ею юридической помощи В. В. Паршуткину в ходе их совмест­ной работы.

Жалобы Е. Ю. Львовой на отказ в допуске ее к защи­те В. В. Паршуткина прокуратурой города Москвы и Гене­ральной прокуратурой Российской Федерации удовлетворе­ны не были, поскольку, по мнению органов прокуратуры, статус свидетеля является обстоятельством, исключающим участие Е. Ю. Львовой в том же деле в качестве защитни­ка (статья 67.1 УПК РСФСР), а предусмотренная статьей 72 (пункт 1 части второй) УПК РСФСР гарантия конфиденци­альности информации, полученной защитником обвиняемо­го, распространяется лишь на те сведения, которые стали известны ему именно в качестве защитника, и не исключает возможность его допроса об обстоятельствах, ставших ему из­вестными ранее, в том числе в связи с оказанием иной юри­дической помощи.

2. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В. В. Паршуткин оспаривает консти­туционность нормы, содержащейся в пункте 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР, а также аналогичных ей норм, содер­жащихся в статьях 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР (утверждено Законом РСФСР от 20 ноября 1980 года).

Между тем в соответствии со статьями 96 и 97 Федераль­ного конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» проверка конституционности закона по жалобе гражданина не может быть признана допустимой в том случае, если конституционные права и свободы заяви-

теля нарушаются не самим по себе оспариваемым законом, а в результате неправомерной практики его применения.

Действующее законодательство не препятствует защите прав В. В. Паршуткина, поскольку определенно исходит из невозможности совмещения процессуальных функций защит­ника с обязанностью давать свидетельские показания по тому же делу. При этом в силу прямого указания части первой ста­тьи 67.1 УПК РСФСР и статьи 16 Положения об адвокатуре РСФСР участие адвоката в деле исключается, только если ра­нее он допрашивался по данному делу в качестве свидетеля. Однако, как следует из жалобы, адвокат Е. Ю. Львова к тому моменту, когда она оформила поручение и приняла на себя защиту В. В. Паршуткина, как свидетель в данном деле не участвовала, не допрашивалась, и, следовательно, названное законное основание для отказа ей в допуске к участию в деле или отстранения ее от защиты отсутствовало.

3. Норма, содержащаяся в пункте 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР, и корреспондирующие ей нормы статей 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР освобождают адвоката от обязанности давать свидетельские показания об обстоятель­ствах, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанностей защитника или представителя в уголовном деле, и тем самым защищают конфиденциальность сведений, дове­ренных подзащитным адвокату в связи с выполнением послед­ним своих профессиональных функций (адвокатская тайна).

Уголовно-процессуальное законодательство, не устанавливая каких-либо исключений из этого правила в зависимости от времени получения адвокатом сведений, составляющих адво­катскую тайну, не ограничивает их сведениями, полученными лишь после того, как адвокат был допущен к участию в деле в качестве защитника обвиняемого.

Запрет допрашивать адвоката о ставших ему известными обстоятельствах дела распространяется на сведения, получен­ные им также в связи с осуществлением защиты подозревае­мого(статьи 47, 51 и 52 УПК РСФСР). Защитник не вправе разглашать сведения, сообщенные ему как в связи с осущест­влением защиты, так и при оказании другой юридической помощи (часть седьмая статьи 51 УПК РСФСР).

64

Освобождение адвоката от обязанности свидетельствовать об обстоятельствах и сведениях, которые ему стали известны или были доверены в связи с его профессиональной деятель­ностью, служит обеспечению права каждого на неприкосно­венность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (статья 23 часть 1 Конститу­ции Российской Федерации) и является гарантией того, что информация о частной жизни, конфиденциально доверен­ная лицом в целях собственной защиты только адвокату, не будет вопреки воле этого лица использована в иных целях, в том числе как свидетельство против него самого (статья 24 часть 1, статья 51 Конституции Российской Федерации).

Иное истолкование положений УПК РСФСР, включая оспариваемые заявителем, противоречит конституционно­правовому смыслу института обеспечения обвиняемому пра­ва на защиту, включая право пользоваться помощью адвоката (защитника).

4. Закрепленное в статье 48 (часть 2) Конституции Рос­сийской Федерации право пользоваться помощью адвоката (защитника), как указано в Постановлении Конституцион­ного Суда Российской Федерации от 28 января 1997 года по делу о проверке конституционности части четвертой статьи 47 УПК РСФСР, является одним из проявлений более общего права на получение квалифицированной юридической помо­щи, гарантированного каждому статьей 48 (часть 1) Консти­туции Российской Федерации.

Согласно же правовой пози­ции, выраженной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 27 марта 1996 года по делу о про­верке конституционности статей 1 и 21 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года «О государственной тайне», конституционное право гражданина на получение квалифи­цированной юридической помощи и право на самостоятель­ный выбор защитника подлежат обеспечению на всех стадиях уголовного судопроизводства и не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах.

Так, юридическая помощь адвоката (защитника) в уголов­ном судопроизводстве не ограничивается процессуальными и временными рамками его участия в деле при производстве расследования и судебного разбирательства, она включает

и возможные предварительные юридические консультации, что вытекает, в частности, из статьи 19 Положения об ад­вокатуре РСФСР, согласно которой адвокаты, осуществляя свою профессиональную деятельность, дают консультации и разъяснения по юридическим вопросам, устные и письмен­ные справки по законодательству, составляют заявления, жа­лобы и другие документы правового характера, осуществляют представительство, оказывают иную юридическую помощь.

5. Гарантии конфиденциальности отношений адвоката с клиентом являются необходимой составляющей права на получение квалифицированной юридической помощи как одного из основных прав человека, признаваемых междуна­родно-правовыми нормами (статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, статьи 5 и 6 Конвен­ции о защите прав человека и основных свобод).

Разъясняя основные ориентиры понимания и признания таких гарантий, Кодекс поведения для юристов в Европей­ском сообществе (принят 28 октября 1988 года Советом кол­легий адвокатов и юридических сообществ Европейского Со­юза в Страсбурге) относит к сущностным признакам адвокат­ской деятельности обеспечение клиенту условий, при которых он может свободно сообщать адвокату сведения, которые не сообщил бы другим лицам, и сохранение адвокатом как по­лучателем информации ее конфиденциальности, поскольку без уверенности в конфиденциальности не может быть до­верия; требованием конфиденциальности определяются права и обязанности юриста, имеющие фундаментальное значение для его профессиональной деятельности; юрист должен со­блюдать конфиденциальность в отношении всей информации, предоставленной ему самим клиентом или полученной им от­носительно его клиента или других лиц в ходе предоставления юридических услуг; при этом обязательства, связанные с кон­фиденциальностью, не ограничены во времени (пункт 2.3).

Согласно Основным принципам, касающимся роли юри­стов (приняты 7 сентября 1990 года Восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонару­шителями), правительствам надлежит признавать и обеспечи­вать конфиденциальный характер любых консультаций и от- 66

ношений, складывающихся между юристами и их клиентами в процессе оказания профессиональной юридической помощи.

6. Из приведенных положений Конституции Российской Федерации и международно-правовых актов следует, что нор­мы, содержащиеся в пункте 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР и статьях 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР, в их конституционно-правовом смысле предполагают обеспе­чение конфиденциальности информации, которая получена адвокатом — независимо от времени и обстоятельств ее полу­чения—в процессе профессиональной деятельности в рамках отношений с клиентом по оказанию ему квалифицированной юридической помощи и которая, следовательно, не подлежит разглашению и потому не может быть предметом свидетель­ских показаний.

Таким образом, оспариваемые гражданином В. В. Пар­шуткиным нормы, исходя из их конституционно-правового смысла, подтвержденного в Постановлениях Конституци­онного Суда Российской Федерации от 28 января 1997 года и от 27 марта 1996 года, а также в настоящем Определении, не нарушают права и свободы заявителя, поскольку сами по себе не могут препятствовать допуску к участию в уголовном деле избранного им защитника.

<< | >>
Источник: Адвокатская деятельность и адвокатура: Сборник норматив­ных актов и документов: в 2 т. Т. II / Под общ. ред. Ю. С. Пи­липенко. — М.: Федеральная палата адвокатов РФ,2017. — 736 с.. 2017

Еще по теме По жалобе гражданина Паршуткина Виктора Васильевича на нарушение его конституционных прав и свобод пунктом 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР и статьями 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР:

  1. По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно­процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В. И. Маслова
  2. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Саруханова Измира Керимхановича на нарушение его конституционных прав пунктом 4 части третьей статьи 49, частью второй статьи 53, пунктом 6 части четвертой статьи 56 и частью пятой статьи 189 Уголовно­процессуального кодекса Российской Федерации, частями 1 и 2 статьи 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» Определение от 2
  3. По жалобе гражданина Карелина Михаила Юрьевича на нарушение его конституционных прав положениями подпункта 6 пункта 1 статьи 23 и пункта 1 статьи 93 Налогового кодекса Российской Федерации, пункта 1 статьи 8 и пункта 3 статьи 18 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
  4. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Беляева Анатолия Леонидовича на нарушение его конституционных прав статьями 49, 50, 51, 53 и 72 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, подпунктом 6 пункта 4 статьи 6 и пунктом 2 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
  5. По делу о проверке конституционности положений, содержащихся в статьях 47 и 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и пункте 15 части второй статьи 16 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», в связи с жалобами граждан А. П. Голомидова, В. Г. Кислицина и И. В. Москвичева
  6. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Артамонова Михаила Артемовича на нарушение его конституционных прав частями первой и второй статьи 50 и пунктом 1 части первой статьи 51 Уголовно­процессуального кодекса Российской Федерации
  7. Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Гольдмана Александра Леонидовича и Соколова Сергея Анатольевича на нарушение их конституционных прав статьей 29, пунктом 3 части второй статьи 38, пунктами 2 и 3 части третьей статьи 56 и пунктом 1 части первой статьи 72 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации
  8. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Боровкова Александра Александровича на нарушение его конституционных прав статьей 53, частью третьей статьи 412.5, частью первой статьи 412.9 и пунктом 2 части второй статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации
  9. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Невоструева Владимира Олеговича на нарушение его конституционных прав положением подпункта 5 пункта 3 статьи 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» Определение от 27 октября 2015 г. № 2436-О
  10. По жалобе гражданина Цицкишвили Гиви Важевича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 части третьей статьи 56 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации
  11. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бекова Магомеда Султановича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 50 и пунктом 3 части третьей статьи 56 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации
  12. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хайрутдинова Ильдара Магарифовича на нарушение его конституционных прав подпунктом 5 пункта 1 статьи 7 и подпунктом 4 пункта 2 статьи 30 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
  13. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Багадурова Магомеда Магомедовича на нарушение его конституционных прав подпунктом 1 пункта 3 статьи 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», статьей 10 Федерального закона «О персональных данных» и частью второй статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации
  14. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Липского Евгения Борисовича на нарушение его конституционных прав частью первой и пунктом «б» части третьей статьи 18 Уголовного кодекса Российской Федерации, а также статьями 42 и 72 Уголовно­процессуального кодекса Российской Федерации Определение от 29 сентября 2016 г. № 1931-О (Извлечение)
  15. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Медведева Николая Александровича на нарушение его конституционных прав подпунктами 1 и 2 пункта 2 статьи 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а также рядом положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации