<<
>>

КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УБИЙСТВ, СОВЕРШЕННЫХ НА СЕМЕЙНО-БЫТОВОЙ ПОЧВЕ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ

Анна Романовна Агейкина; Владимир Александрович Соколов, студенты юридического факультета Московского гуманитарно­экономического университета Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент Егупов В.

А.

Научный и практический интерес к исследованию проблемы бы­товых убийств обусловлен, по крайней мере, тремя обстоятельствами. Во-первых, следует учитывать их относительную распространенность. Среди раскрываемых убийств преобладают именно бытовые убийства. Уголовные дела по фактам их совершения составляют основную массу рассматриваемых сегодня судами дел об убийствах. Во-вторых, за по­следнее время по стране в целом наблюдается рост числа убийств на почве семейно-бытовых причин, как в абсолютном, так и в относи­тельном выражении. В-третьих, существует потенциальная опасность сохранения данной негативной тенденции.

Это связано в значительной мере с тем, что в силу целого ряда экономических и социальных причин в нашем обществе идет нежела­тельный процесс пополнения слоя обнищавших людей, испытывающих значительные трудности с бытовым и трудовым устройством, алкоголи­ков, бродяг и т. д. Следствием этого является увеличение числа и риска различного рода бытовых конфликтов и повышения вероятности пере­растания части их в бытовые убийства. Таким образом, нынешнее поло­жение дел с бытовыми убийствами требует дальнейшей активизации правоохранительной деятельности по борьбе с ними и их предупрежде­ния. Принятие в этих целях более действенных и оптимальных мер предполагает достоверное знание криминологической и криминалисти­ческой характеристики данного вида убийств в современных условиях, а также реального состояния практики их расследований.

Как пишет Д. А. Шестаков, «.одним из парадоксов, привлека­ющих внимание к супружеским убийствам, как раз и является чрезвы­чайная их распространенность. Казалось бы, супруги - самые близкие

люди, очень многим связанные, а доводят конфликт до убийства, при­чем чаще всего убивают жен (как состоящих в зарегистрированном браке, так и неофициальных)»[59].

Также, при оценке показателей внутрисемейных насильственных преступлений следует иметь в виду значительный уровень латентности в связи с тем, что семья - относительно закрытый социальный институт.

Как известно, сфера быта включает не только семейно-бытовые отношения, но и коммунально-бытовые, досугово-бытовые и произ­водственно-бытовые отношения. Например, убийство, совершенное из- за ревности, может быть отнесено как к семейно-бытовой сфере, так и к досугово-бытовой. Поэтому при анализе количественных показате­лей насильственной преступности в семье приходится оперировать данными о насильственной преступности в целом, а также сведениями о насильственных преступлениях, совершенных по бытовым мотивам.

Рассмотрим составляющие элементы такого явления как бытовое насилие.

По месту совершения данного вида убийств преобладающими являются жилые помещения.

Определенную роль в насильственных преступлениях в семье иг­рает уровень образования потерпевших. По данным официальной стати­стики за 2016-2017 годы, 3 % рассматриваемых пострадавших не имели начального образования, 5 % - имели начальное образование, 6 % - не­полное среднее, 37,5 % - среднее общее, 27 % - среднее специальное, 5,5 % - незаконченное высшее, а 16 % - высшее образование. Данное обстоятельство указывает на то, что подобные преступления чаще всего совершаются в отношении членов семьи с невысоким образовательным уровнем. Граждане, обладающие достаточным уровнем интеллекта, ста­раются уклониться от конфликта, сопровождающегося насилием. Низ­кий образовательный и культурный уровень, во-первых приводит к де­градации личности, а во-вторых не позволяет своевременно и правильно оценить обстановку, изменить поведение, обратиться за защитой к пра­воохранительным органам, осуществляющим защиту интересов лично­сти. А также люди малограмотные, с низким уровнем культуры отлича­ются заметной агрессивностью, чаще провоцируют ответную враждеб­ную реакцию, приводящую к причинению им вреда.

О социальном положении (роде занятий) лиц, пострадавших от насильственных преступлений в семье, были получены следующие данные: рабочие - 14,9 %; служащие - 5,1 %; предприниматели -

2,1 %; пенсионеры - 31 %; учащиеся школы, вуза и т.

п. - 7,9 %; нигде не работали и не учились - 39 %. Лишь 30 % потерпевших рассматри­ваемой категории работали или учились, остальные имели социальный статус пенсионеров (31 %), а также не работающих и не учащихся (39 %). Фактически каждый шестой потерпевший (14,9 %) относился к числу рабочих, имеющих относительно невысокую квалификацию или занятых неквалифицированным трудом (уборщицы, грузчики).

Таким образом, невысокому социальному статусу потерпевших соответствует низкий образовательный и культурный уровень. Лица, лишенные постоянных средств к существованию, в том числе жертвы из числа неработающих потерпевших и учащихся, попадали в материаль­ную и психологическую зависимость от семейных лидеров. Последние не упускают возможность злоупотреблять своей ролью «кормильца», пытаясь доминировать и властвовать над зависимыми членами семьи, нередко прибегая с этой целью к насильственным действиям.

Наиболее опасные насильственные преступления на почве се­мейно-бытовых отношений чаще всего совершаются с применением различных орудий и бытовых предметов. С их помощью совершено 86 % умышленных убийств. При совершении семейно-бытовых насильственных преступлений наиболее часто используются подруч­ные средства хозяйственно-бытового назначения: ножи, ножницы (47,7 %), бытовые предметы (13,3 %). Также, наличие у части граждан огнестрельного и холодного оружия является условием, способствую­щим совершению преступлений на бытовой почве. Для бытовых убийств характерно применение следующих видов огнестрельного оружия: это могут быть охотничьи ружья, обрезы и мелкокалиберные пистолеты.

На наш взгляд, существует две наиболее типичных ситуации со­вершения бытовых убийств с применением огнестрельного оружия:

- связана со случаями внезапно возникших конфликтов и лич­ных ссор между будущим преступником и потерпевшим. Как правило, такие конфликты и ссоры возникают в процессе совместного распития спиртных напитков. Данная ситуация характеризуется также тем, что убитый и убийца обычно малознакомые люди;

- сопряжена с неприязненными отношениями, продолжавши­мися длительное время, между хорошо знакомыми людьми.

О таких отношениях было известно, как правило, определенному кругу лиц. Такие убийства могли быть предотвращены, если бы к конфликтую­щим сторонам своевременно были бы применены меры профилактиче­ского воздействия со стороны правоохранительных органов.

Проанализируем такие детали семейно-бытового преступления как: время совершения противозаконного деяния, место учинения пре­ступления и время года.

Обстоятельства совершения таких убийств характеризуется сле­дующими признаками: как показывает анализ практики, в большинстве случаев - более чем в 50 % случаев - временем совершения бытовых убийств является вечернее время суток, местом совершения преступ­ления - местожительство потерпевшего или преступника.

Наибольшее количество бытовых насильственных преступлений совершается в городах и поселках городского типа (ПГТ). Существует определенная зависимость тяжести семейно-бытовых насильственных преступлений от степени изолированности помещений, в которых они были совершены. Высокий уровень изолированности частных домов и отдельных квартир способствует длительному вызреванию семейно­бытового конфликта в условиях ослабленного социального контроля, повышенной латентности менее тяжких преступлений, что в конечном счете стимулирует совершение наиболее тяжких преступлений. В ком­мунальных квартирах и общежитиях остроконфликтные ситуации бы­тового характера нередко разряжаются вмешательством соседей, что исключает в большинстве случаев возможность наступления тяжких последствий.

Сезонная динамика семейно-бытовой насильственной преступ­ности характеризуется следующими показателями: весной совершается 21 % убийств, летом 38 % умышленных убийств, осенью 1 3 % убийств, зимой 29 % умышленных убийств. Соответственно, можно сделать вы­вод о том, что преимущественным временем года совершения бытово­го убийства является лето.

Большая часть семейно-бытовых насильственных преступлений (от 62 % до 72 %) совершается в будние дни, чаще всего вечером, со­гласно статистике, убийств происходит - 59 %.

Как показывает криминалистическая практика, наиболее типич­ный портрет «бытового» убийцы - мужчина в возрасте от восемнадца­ти до пятидесяти лет, злоупотребляющий алкогольными напитками или наркотиками, отличающийся антиобщественным поведением, гру­бостью, жестокостью, нередко повышенной половой возбудимостью и неуважительным отношением к женщинам, ранее, как правило, при­влекался к уголовной ответственности.

Среди таких убийц не редки случаи психических заболеваний, часто в ходе следствия выясняется, что они нуждаются в лечении от алкоголизма или наркомании.

Это характеристика справедлива для большинства очевидных бытовых убийств.

На наш взгляд, при установлении личности преступника следо­ватель должен ответить на такие вопросы: лицам каких профессий свойственно прибегать к такому образу действий; какими наиболее вероятными физическими и психическими качествами должен обла­дать преступник; какой категории лиц доступен данный способ совер­шения преступления; для кого из лиц, ранее совершавших аналогичные преступления, этот способ характерен. При этом следователь не дол­жен ограничиваться только криминалистической характеристикой личности, во внимание необходимо принимать также криминологиче­скую и уголовно-правовую характеристику.

Только с учетом всех этих сведений в уголовном деле будет со­держаться объективная информация о личности преступника, с учетом которой суд сможет реализовать принцип индивидуализации наказания.

Для преступлений в семейно-бытовой сфере наиболее характер­но отсутствие квалифицирующих признаков. Основными квалифици­рующими признаками особой жестокости убийств, телесных повре­ждений и истязаний являются множественность и длительность нане­сения телесных повреждений и применения комбинированных средств насилия. Например, в 48 % убийств, совершенных с особой жестоко­стью, жертве было нанесено от 20 до 15 0 телесных повреждений. При совершении 1 9 % убийств присутствовали очевидцы (в основном близ­кие родственники потерпевших), что не явилось препятствием для наступления преступного результата с особо тяжкими последствиями, 68 % истязаний длились от 1,5 до 5 лет.

Нанесение тяжких телесных повреждений часто связано с пья­ными ссорами между родственниками и соседями. Хулиганство, и осо­бенно истязание, приводящее к бытовому убийству, характеризуется антиобщественной направленностью личности виновного, ориентиро­ванной вовнутрь семьи, против ближайшего бытового окружения, су­пруга, детей.

Исследования проблемы тяжких насильственных преступлений свидетельствует, что в их основе лежат деформации социально­психологических комплексов: агрессии - 42 %; самоутверждения - 25 %; превосходства над окружающими - 10 %; эгоцентризма - 7 %.

Преступления в семейно-бытовой сфере преимущественно со­вершают лица зрелого возраста. Причем на возрастные группы 25­50 лет приходится свыше трех четвертей умышленных убийств, тяж­ких телесных повреждений и хулиганств, и свыше 90 % истяза-

ний. Самой криминогенной является возрастная группа 30-40 лет, ко­торой совершается от одной четверти до двух пятых рассматриваемых видов семейно-бытовых насильственных преступлений.

Преобладание среди совершивших преступления в сфере семей­но-бытовых отношений и потерпевших лиц зрелого возраста можно объяснить:

- во-первых, тем, что на возрастную группу населения 25 - 50 лет приходится наибольшее количество лиц, состоящих в браке. Данный вид преступления в основном совершают лица, состоящие в брачных и родственных отношениях, и направлены они чаще против супругов (сожителей) и других членов семьи.

- во-вторых, возрастные границы 25-40 лет охватывают наибо­лее активную и мобильную в социальном плане часть населения. В сфе­ре семейно-бытовых отношений в данный возрастной период наиболее остро проявляется отсутствие чувства любви, несовместимость характе­ра, нарушение супружеской верности, пьянство, жестокость и т. д., обу­славливающие конфликтность отношений и возрастание их остроты.

Разным возрастам присущи различные поводы, мотивы и причи­ны совершения противоправных деяний: для молодых людей преступ­ления в семейном быту довольно часто обуславливаются социально­психологической неподготовленностью к браку, неуравновешенностью характера и неумением вовремя найти выход из конфликта, а также бытовой неустроенностью, неумением наладить отношения с совмест­но проживающими родителями супруга, соседями по коммунальной квартире и т. п.

Для более старших возрастов характерным является обострение социальных черт характера, гиперконфликтность, усугубляемые не­редко пьянством и алкоголизмом, болезнями одного или обоих супру­гов, беспричинной ревностью, однообразием жизни.

Поскольку причинами совершения преступлений на бытовой почве является алкогольная зависимость, отсутствие возможности и желания трудоустройства, считаю, что профилактические мероприя­тия, касающиеся как лиц, потерпевших от преступных посягательств, так и лиц, их совершивших, должны быть направлены в первую оче­редь на обеспечение занятости населения. Однако на практике это ста­новится очень затруднительным ввиду отсутствия соответствующего финансирования органов местного самоуправления, которые должны отвечать за профилактику бытового насилия.

По причине того, что пьянство является одним из основных по­будителей семейно-бытовых преступлений и рассматриваемые пре­

ступления в большинстве случаев совершаются лицами, находящимися в состоянии алкогольного опьянения, необходима профилактическая деятельность с хроническими алкоголиками. В настоящее время дан­ные лица не подлежат постановке на профилактический учет в органах внутренних дел. Таким образом, для улучшения ситуации, необходимо ввести процедуру постановки на профилактический учет лиц, которые находясь в нетрезвом виде, неоднократно доставляли серьезные не­удобства окружающим их людям.

Также, при анализе бытового насилия и совершения убийств на семейно-бытовой почве, следует брать в расчёт такое явление, как вик­тимность. Данный феномен означает совокупность свойств и качеств личности, которая в условиях конкретной ситуации повышает риск определенного лица стать жертвой преступления.

Д. В. Ривман[60], учёный-криминолог, основываясь на проведен­ных исследованиях особенностей поведения жертв преступлений, при­водит классификации потерпевших по социально-демографическим признакам (по половой принадлежности, по возрасту, по отношению к преступнику, по нравственно-психологическим признакам и др.) и со­циально-психологическим (агрессивные, активные, инициативные, пассивные, некритичные, нейтральные, случайные, потенциальные, реальные).

Существенное значение имеет тип поведения потерпевшего до совершения преступления, в момент и после его совершения. Так, до совершения преступления поведение может быть провоцирующим (лицо своими действиями создает криминогенную ситуацию); актив­ным (лицо не создает криминогенной ситуации, но своими поступками существенно способствует ее возникновению); пассивным (роль жерт­вы в создании криминогенной ситуации является незначительной или отсутствует вообще, т. е. лицо становится потерпевшим, как правило, вне связи с его поведением до совершения преступления).

Если поводом для преступных деяний было противоправное или аморальное поведение самого потерпевшего, то данный факт в соот­ветствии со статьей 61 Уголовного кодекса Российской Федерации[61]признается смягчающим наказание обстоятельством, в некоторых слу­чаях (в совокупности с другими обстоятельствами) может послужить основанием для назначения судом более мягкого наказания или осно­ванием для квалификации преступления как менее тяжкого.

Исходя из российской судебной практики, с нашей точки зрения, виктимологическая профилактика осуществляется у нас не на должном уровне, поскольку на практике основной профилактической мерой яв­ляется беседа с потерпевшим, которая представляется малоэффектив­ным средством воздействия на лиц с отрицательными нравственно­психологическими свойствами, обусловливающими виктимное пове­дение в конфликтной ситуации.

На наш взгляд, должна проводиться виктимологическая профи­лактика, которая представляет собой воспитательно-предупредительное воздействие на потенциальных жертв преступления. Она включает в се­бя деятельность социальных институтов, направленную на выявление, устранение факторов, обстоятельств, ситуаций, формирующих виктим­ное поведение; выявление групп риска и конкретных лиц с повышенной степенью виктимности и воздействие на них в целях восстановления или активизации их защитных свойств; разработку комплекса мер либо со­вершенствование уже имеющихся средств защиты граждан от преступ­лений и последующей виктимизации.

Когда провоцирующее на совершение преступления поведение потерпевшего перерастает в образ его жизни, полагаю, что было бы целесообразно законодательно предусмотреть необходимость решения вопроса о вменяемости такого лица и возможности применения к нему принудительных мер психологического или даже медицинского воз­действия.

Г. С. Кожухова предлагает при назначении уголовного наказания определять природу отрицательного поведения потерпевшего по сле­дующим критериям:

1) ситуация, возникшая из-за противоправного поведения потер­певшего и повлекшая совершение преступления;

2) осознание и адекватное восприятие сложившейся ситуации лицом, совершившим преступление;

3) являлась ли ситуация, созданная потерпевшим, «толчком» для совершения преступления против него;

4) каким образом поведение потерпевшего (в сочетании со спе­цифическими чертами личности) повлияло на совершение преступле-

62 ния .

По мнению В. С. Харламова, кандидата юридических наук, изу­чавшего тему внутрисемейного насилия, низкая культура взаимоотно­шений брачных партнеров повышает конфликтность. От криминаль- [62]

ного насилия в семье страдают наиболее беззащитные ее члены: жен­щины и дети. Их уязвимость в ситуациях криминального насилия обу­словлена возрастными особенностями физиологического состояния и социального положения, когда они находятся в материальной, психо­логической зависимости от преступника и физически его слабее[63].

И. А. Геронимус, психолог экстренной помощи, специализиру­ющийся на психология семьи и семейных взаимоотношений считает, что причиной конфликтов в семьях является привычка людей к наси­лию как инструменту управления обществом, и распространенность патриархальных представлений о подчинённой роли женщины в семье. В отличие от других стран, с преимущественно традиционным патри­архальным устройством семьи, в Российской Федерации число жертв домашнего насилия превышает аналогичный показатель Франции и Великобритании в 45—70 раз, США — в 16 раз[64][65].

Согласно данным Департамента охраны общественного порядка МВД России: насилие в той или иной форме присутствует почти в каждой четвертой семье; две трети умышленных убийств совершаются по семейно-бытовым мотивам; ежегодно от рук мужей или других близких погибают около 1 4 тысяч женщин; до 40 % всех тяжких пре- 65

ступлений, связанных с насилием, совершаются в семьях .

По нашему мнению, в Российской Федерации, причиной отсут­ствия должного внимания к проблеме насилия в семье, является страх потерпевших (в основном, женщин) жаловаться на мужа, а также то, что ответственность за сбор доказательств в таких делах ложится в ос­новном на них, а для этого надо обладать определённой квалификаци­ей. Поэтому жены, все же решившиеся обратиться к правоохранитель­ным органам, как правило, впоследствии от своих обвинений отказы­ваются. По свидетельству экспертов, 90 % дел о насилии в семье пре­кращаются по причине примирения сторон. В этом случае виновник освобождается от уголовной ответственности, и его безнаказанность провоцирует совершение им новых преступлений, нередко более же­стоких.

Беря во внимание выше указанное обстоятельство, мы солидар­ны с мнением А. И. Щеглова, о необходимости дополнения Федераль­ного закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обра­щений граждан Российской Федерации» следующим образом: «в слу­

чае обращения гражданина с заявлением в государственные органы, органы местного самоуправления и их должностным лицам, в государ­ственные и муниципальные учреждения и иные организации по факту получения телесных повреждений, в возможно короткий срок обязать его пройти судебно-медицинское освидетельствование (судебно­медицинскую экспертизу) с целью установления тяжести вреда здоро-

66

вью» .

Подводя итоги, можно сказать, что для устранения сложившейся тенденции распространения бытового насилия необходимо принять ряд мероприятий: доскональное изучение института семьи в ситуации конфликта для определения профилактических мер; проведение про­филактических мероприятий, направленных на обеспечение занятости населения; введение процедуры постановки на профилактический учет в правоохранительные органы тех лиц, которые находясь в нетрезвом виде, неоднократно доставляли серьезные неудобства окружающим их людям; должна проводиться виктимологическая профилактика, кото­рая представляет собой воспитательно-предупредительное воздействие на потенциальных жертв преступления.

Согласно Российскому исследованию, 87 % респондентов при­знали проблему домашнего насилия актуальной для России, а 70 % посчитали необходимым создание специальных кризисных центров. Остается надеяться, что столь явно выраженный общественный запрос заставит, наконец, и законодательную, и исполнительную власти оза­ботиться этой проблемой.

Литература:

1. Геронимус И. А. Корни домашнего насилия. // Физическое лицо. 2013. № 2.

2. Кожухова Г. С. Назначение уголовного наказания !Электронный ресурс]. // СПС Гарант.

3. Ривман Д. В. Криминология. [Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс.

4. Уголовный кодекс Российской Федерации. // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

5. Харламов В. С. Виктимная сторона внутрисемейного насилия в Санкт- Петербурге. // Юридическая мысль. 2012. № 3.

6. Шестаков Д. А. Парадокс супружеских убийств [Электронный ресурс]. // СПС Гарант.

66 См.: Щеглов А.И. Криминологический анализ преступлений, совершаемых в сфере семей­но-бытовых отношений (по материалам Алтайского края). // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями. 2016. № 14(2). С. 96.

<< | >>
Источник: Современное состояние адвокатуры и пути ее совершенствования : сборник материалов Международной научно­практической конференции - Международных чтений, посвящен­ных 176-летию со дня рождения Ф. Н. Плевако, Москва, 21 апреля 2018 г. / А.Н. Маренков. — Москва : РУСАЙНС,2019. — 286 с.. 2019

Еще по теме КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УБИЙСТВ, СОВЕРШЕННЫХ НА СЕМЕЙНО-БЫТОВОЙ ПОЧВЕ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ:

  1. СОВРЕМЕННОЕ ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ ПРАВОТВОРЧЕСТВА: ПРОБЛЕМЫ, РЕЗУЛЬТАТЫ, ЗАДАЧИ
  2. ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ СВЯЗАННЫХ С НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ ДРАГОЦЕННЫХ КАМНЕЙ И МЕТАЛЛОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  3. ОБ ОБЯЗАННОСТИ АДВОКАТА ПОВЫШАТЬ КВАЛИФИКАЦИЮ
  4. ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ КАК КАТЕГОРИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ: ВОПРОСЫ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ОБОСНОВАНИЯ
  5. ГРАФИК ПОЭТАПНОГО ВВЕДЕНИЯ ПРОГРАММЫ ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ АДВОКАТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  6. О СОДЕРЖАНИИ ПОД СТРАЖЕЙ ПОДОЗРЕВАЕМЫХ И ОБВИНЯЕМЫХ В СОВЕРШЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  7. ХАРАКТЕРИСТИКА АНТРОПОЛОГИЧЕСКИ БЕЗУПРЕЧНЫХ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ СИСТЕМ
  8. Общая эколого-географическая и морфофизиологическая характеристика приматов.
  9. Характеристика інституту правового статусу людини та громадянина у Європейському Союзі та його джерела
  10. Современное состояние адвокатуры и пути ее совершенствования : сборник материалов Международной научно­практической конференции - Международных чтений, посвящен­ных 176-летию со дня рождения Ф. Н. Плевако, Москва, 21 апреля 2018 г. / А.Н. Маренков. — Москва : РУСАЙНС,2019. — 286 с., 2019
  11. По делу о проверке конституционности положений статей 20 и 21 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» в связи с жалобами граждан Д. Р. Барановского, Ю. Н. Волохонского и И. В. Плотникова
  12. 1. Предмет курса. Общая характеристика административной юстиции (нормы, эффективность правосудия, история, современная административная юстиция)
  13. По делу о проверке конституционности положений, содержащихся в статьях 47 и 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и пункте 15 части второй статьи 16 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», в связи с жалобами граждан А. П. Голомидова, В. Г. Кислицина и И. В. Москвичева
  14. 1. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
  15. 11. Проблемы развития административной юстиции в России.
  16. Развитие человека как научная проблема
  17. ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЯ СОЦИАЛЬНОГО И ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО В ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА