<<
>>

§з внутренняя структура логики НОРМ

Логика норм является логическим исследованием норм и нормативных понятий. Самым общим образом нормы можно

разделить на три группы: правила, команды и собственно нор­мы|5-

Типичными примерами правил являются правила игр, пра­вила грамматики, логики, математики и т.

п.

Чем именно являются команды, трудно сказать с полной определенностью. Ясно, что всякая команда предписывает или позволяет определенное действие и отдается некоторым авто­ритетом тому субъекту, которому она адресована. Она имеет также определенный характер, т. е. квалифицирует являю­щееся ее предметом действие как обязательное, разрешенное, запрещенное и т. п.

Хорошими примерами собственно норм являются мораль­ные и правовые нормы |6.

Эта весьма схематичная классификация достаточна, что­бы показать, как широко распространены нормативные поня­тия и соответственно как широк предмет логики норм. Она показывает также, сколь разнородной является область значе­ния слова «норма».

Одна из центральных проблем логики норм — проблема ее внутренней структуры. Являются ли нормы разных видов настолько сходными в своих логических свойствах, что может быть развита единая логическая теория норм? Иными слова­ми, речь идет о том, существует ли единая логика норм, не зависящая от различий между нормами отдельных видов, или же нормативная логика слагается из логических теорий норм разных видов.

Многие авторы проводят различие между логикой команд, или императивной логикой, и логикой собственно норм, назы-

15 Основания исполіыуемых в логике делений норм обычно

не совпадают с основаниями их делений в рамках теории морали и тео­рии права. В этом нет ничего удивительного, так как разбиение норм на виды выполняется в разных науках с различными целями. Сходным образом обстоит дело и с теориями внутренней структуры норм. Эти тео­рии, развиваемые в разных областях знания и находящиеся в определен­ном соответствии, могут не совпадать друг с другом во многих деталях.

,* Чаще всего «норма» определяется -как то, что выражается деонтиче­ским предложением, а «команда» — как то, что выражается императивным предложением. Но так как команды могут формулироваться не только в имлератдшнГх, но и в деонтических и в индикативных предложениях, а нор­мам можно придавать императивную или иную формулировку, то принято, говорить о «типичном употреблении» и т. п. Однако такие уточнения лишь затемняют тот факт, что невозможно решить, является или нет данное предложение формулировкой нормы (и при этом нормы именно данного вида) только на «шдфщцкишеких» основаниях, т. е. на основе одного вида предложения. "Употребление предложения, а не его «внешность» определяет, является ли оно формулировкой нормы или же, чего-то другого. Моральные, правовые нормы не могут быть отличены от команд ни на чисто грамматическом, ни на чисто логическом основании. Это не означает, конечно, что различием между собственно нормами и командами можно систематически пренебрегать. Они отличаются друг от друга как своим происхождением, так и своими функциями.

ваемой ими деонтической логикой І7. Доводы, выдвигаемые ■ пользу этого различия, сводятся в основном к следующему®

(1) команды не являются ни истинными, ни ложными, Ц

то время как собственно нормы способны иметь одно из дву! истинностных значений; I

(2) существуют разрешающие или предоставляющие пра?

ва нормы, но нет «разрешающих императивов»; *

(3) в контексте собственно норм отрицание ведет себя;

иначе, чем в контексте команд |8. I

Ни один из этих трех доводов не представляется убеди! тельным. Первый из них имеет семантический характер и ни! коим образом не снимает возможности структурного или син4 таксического тождества логики команд и логики собственно' норм. Два других довода основываются на неверном представ-! лении о способах выражения в языке команд и собственна норм и на смешении -грамматической формы выражения d его логической формой. Нет «разрешающих» императивным предложений, но из этого вовсе не следует, что не существу-! ют также разрешающие команды.

Противоположное мнение! может всерьез отстаивать только тот, кто ошибочно полагает] что единственным способом выражения команды является формулировка императивного предложения. Сходным образом! обстоит дело и с отрицанием. Только подмена команд выра­жающими их обычно императивными предложениями можеп внушить мысль, что отрицанием обязывающей команды яв! ляется запрещающая команда и что вообще отрицание подчич няется разным логическим правилам в случае команд и соб| ственно норм. 1

Обычное в современной логике норм выделение в ней двуи ветвей — логики императивов и деонтической логики — име] ет, на наш взгляд, преходящий характер. Дальнейшее разви] тие логических исследований нормативного рассуждения при! ведет со временем к построению единой нормативной (или деонтической) логики, слагающейся из множества субординщ рованных систем, одни из которых являются в определенном смысле обобщениями других. 'j

Для классификации этих систем проведем различие меж; ду следующими четырьмя «элементами» или «частями» HopJ мы: содержанием, условиями приложения, субъектом и харак-

______ і

17 Так поступают Е. Калиновский [127], Э. Кастанеда [75], [77], Н. Ре­шер [186], П. Гич [104] и др. :

18 Некоторые авторы ссылаются, в частности, на то, что единственно осмысленным способом введения отрицания в императивное предложение «откройте окно» является образование из него предложения «не открыв вайте окно», выражающего запрещение. Отрицанием же предложения «вы должны открыть окно» является не предложение, выражающее за] прещение открывать окно, но предложение, выражающее разрешений оставить окно открытым.

тером. Содержанием нормы является действие, которое может, должно йЛіТ’йё'должно' быть выполнено; условия приложе­ния — это указанная в норме ситуация, с наступлением кото­рой следует или допустимо реализовать предусмотренное дан­ной нормой действие; субъект — это лицо или группа лиц, ко­торым адресована норма.

Характер нормы определяется тем, обязывает она, разрешает или запрещает выполнить некото­рое действие.

Различия между системами (из совокупности которых сла­гается логика норм и которые сами нередко также называют­ся «логиками норм») определяются тем, какие именно воз­можные различия элементов норм явно принимаются во вни­мание при конструировании этих систем. Неразумно отвле­каться от различий в предметах норм и представлять с по­мощью одного и того же символического выражения нормы, предписывающие разные действия. Нет смысла отождествлять также нормы разных характеров, так как в этом случае ло­гика норм потеряет всякий интерес. Но можно отвлекаться от того, что разные нормы могут иметь разных субъектов и раз­ные условия своего приложения. Это дает возможность при анализе логических связей норм вообще не упоминать данные два элемента норм, ибо они, будучи тождественными у всех норм, не оказывают влияния на логические характеристики рассу^денинУЛогика норм, основанная на допущениях сов­падения субъектов и совпадения условий приложения всех принимаемых во внимание норм, является очень простой и вместе с тем крайне абстрактной теорией. Ею устанавливают­ся логические связи только между нормами, относящимися к одному и тому же субъекту, и, сверх того, такими его норма­ми, которые совпадают по условиям своего приложения. Эта логическая теория неприменима для исследования и описания логических связей тех норм, которые касаются разных субъ­ектов или имеют разные условия приложения.

Нормативные логики, позволяющие учесть только возмож­ные различия между характерами норм и различия между их предметами, принято называть абсолютными или монадиче­скими. Их символический аппарат очень беден: он включает, ломимо связок логики высказываний, только символы, пред­ставляющие понятия «обязательно», «разрешено», «запреще­но» и т. п., и бесконечное множество переменных.

Менее абстрактные логики норм содержат символические средства, дающие возможность выражать не только различия предметов норм и различия их характеров, но и различия условий приложения норм. Эти логики обычно называются оітосительнымиили дуадическими. Они обладают большей выразительной силой, чем абсолютные логики, и могут быть применены для описания логических связей норм с разными условиями приложения.

Возможны также еще более конкретные логики норм, при­нимающие, например, во внимание возможность того, что раз­ные нормы могут иметь разных субъектов. Одна из таких ло­гик, имеющая довольно сложное строение, будет рассматри­ваться далее (см. гл. 4).

Очевидно, что не существует непосредственной связи меж­ду классификацией логик норм в соответствии с используе­мыми в них символическими средствами и делением всех норм на виды, подчиняющимся некоторым содержательным сооб­ражениям. Нельзя, например, сказать, что монадическая логи­ка является описанием логических отношений императивов, а • дуадическая — логической теорией собственно норм, и что первая логика не касается морального и правового рассуж­дения, а вторая — императивного. Монадическая логика яв­ляется логикой моральных и им подобных норм в той же ме­ре, в какой она есть логика императивов. Сходным образом, дуадическая логика дает описание не только логических свя­зей собственно норм, но и логических связей императивов. Деление норм на команды, моральные нормы, обычаи, прави­ла игр, методологические правила и т. д. имеет внелогический характер. Ни за одной из систем логики норм не может быть закреплено имя, скажем, «логики морального рассуждения» или «логики рассуждения в сфере методологических правил». Нет особых «логики морали», «логики грамматики» и т. п., ; существующих наряду с «логикой права», «логикой обычая», «логикой правил игры» и т. п.

Тот факт, что монадическая логика является описанием логического поведения не только команд, но и моральных, пра­вовых и подобных им норм, не означает, конечно, что давае­мое ею описание связей моральных норм столь же адекват­но, как и даваемое ею описание связей императивов. Мораль­ное и подобное ему нормативное рассуждение имеет более сложную структуру, чем нормативное рассуждение, элемента­ми которого являются императивы. Монадическая логика спо­собна довольно полно выразить логические отношения импе­ративов, но она не дает возможности в силу бедности своих символических средств отобразить достаточно полно сложные структурные связи моральных норм. Для описания логическо­го поведения таких норм необходима логическая теория, об­ладающая гораздо большими выразительными возможностя­ми, чем монадическая логика.

Подведем итог сказанному по поводу внутренней структу­ры логики норм. Эта логика слагается из множества связан­ных между собой систем, различающихся используемыми в них символическими средствами. Среди этих систем нет осо­бой «логики императивов» и отдельной «логики собственно норм», как нет среди них «логики грамматических правил» или «логики правил хорошего тона». Одна и та же формаль-

иая система может использоваться для характеристики логи­ческого поведения норм любого конкретного содержания. Адекватное описание сложных но своей структуре норматив­ных рассуждений требует, однако, использования логик норм, обладающих достаточно большими выразительными возмож­ностями.

<< | >>
Источник: Александр Архипович ИВИН. ЛОГИКА НОРМ. Москва - 1973. 1973

Еще по теме §з внутренняя структура логики НОРМ:

  1. Александр Архипович ИВИН. ЛОГИКА НОРМ. Москва - 1973, 1973
  2. О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации
  3. О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей
  4. 3.8.4. Информационное право как система норм, регулирующих отношения в информационной сфере
  5. О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции
  6. Сучасний стан виборчої системи до Верховної Ради України та перспективи впровадження норм виборчого права держав-членів ЄС
  7. О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации
  8. УЧЕНИЕ О ВНУТРЕННОСТЯХ ( СПЛАНХНОЛОГИЯ)
  9. Организация взаимодействия бухгалтерской службы с внутренними пользователями информации
  10. Вопрос 5. Правила внутреннего трудового распорядка
  11. ЖЕЛЕЗЫ ВНУТРЕННЕЙ СЕКРЕЦИИ
  12. § 13.5. ВНУТРЕННИЙ ПОЛИТРОПИЧЕСКИЙ К. П. Д. НЕОХЛАЖДАЕМОГО КОМПРЕССОРА
  13. РЕГУЛЯЦИЯ ЖЕЛЕЗ ВНУТРЕННЕЙ СЕКРЕЦИИ
  14. Железы внешней и внутренней секреции
  15. Важнейшие железы внутренней секреции
  16. 1. 1. ВНУТРЕННЕЕ СТРОЕНИЕ И ФИЗИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ЗЕМЛИ
  17. 1. 22. ТЕКТОНИЧЕСКИЕ СТРУКТУРЫ ЛИТОСФЕРЫ И ЗЕМНОЙ КОРЫ
  18. Лекция. УЧЕНИЕ О ВНУТРЕННОСТЯХ ( СПЛАНХНОЛОГИЯ)
  19. Иерархия (соподчиненность) и взаимодействие желез внутренней секреции