<<
>>

По жалобе Открытого акционерного общества «Омский каучук» на нарушение конституционных прав и свобод статьей 21 Закона Российской Федерации «О государственной тайне»

Определение от 10 ноября 2002 г. № 293-О (Извлечение)

(о допуске адвоката в качестве представителя по арбитражному делу, связанному с государственной тайной)

Конституционный Суд Российской Федерации, заслушав в пленарном заседании заключение судьи Г.

А. Жилина, про­водившего на основании статьи 41 Федерального конститу­ционного закона «О Конституционном Суде Российской Фе­дерации» предварительное изучение жалобы ОАО «Омский каучук»,

установил:

1. Решением Арбитражного суда Омской области были удовлетворены исковые требования Сибирского окружного управления Российского агентства по государственным резер­вам к ОАО «Омский каучук». При рассмотрении иска суд, ру­ководствуясь положениями статьи 21 Закона Российской Фе­дерации «О государственной тайне», удалил из зала судебного заседания на время исследования секретных материалов дела представителя ответчика в связи с отсутствием у него допуска к государственной тайне. На том же основании представитель ответчика не был допущен в судебное заседание при рассмо­трении дела апелляционной инстанцией Арбитражного суда Омской области.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Фе­дерации ОАО «Омский каучук» просит признать статью 21 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года «О го­сударственной тайне» (в редакции от 6 октября 1997 года), устанавливающую порядок допуска должностных лиц и граж­дан к государственной тайне, не соответствующей статьям 46 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федера­ции постольку, поскольку она с учетом смысла, придаваемого ей правоприменительной практикой, служит основанием для отстранения представителя ответчика от участия в рассмотре- 77
нии дела арбитражным судом в связи с отсутствием у него допуска к государственной тайне.

2. Оспариваемая в жалобе ОАО «Омский каучук» норма уже была предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации. В сохраняющем свою силу Поста­новлении от 27 марта 1996 года по делу о проверке консти­туционности статьи 21 Закона Российской Федерации «О го­сударственной тайне» Конституционный Суд Российской Фе­дерации пришел к выводу, что распространение положений данной статьи на адвокатов, участвующих в качестве защит­ников в уголовном судопроизводстве, и отстранение их от участия в деле в связи с отсутствием допуска к государствен­ной тайне не соответствует Конституции Российской Федера­ции, в частности ее статье 123 (часть 3).

Кроме того, в Постановлении от 10 декабря 1998 года по делу о проверке конституционности части второй статьи 335 УПК РСФСР Конституционный Суд Российской Федерации указал, что одной из необходимых гарантий судебной защиты и справедливого разбирательства дела является равно предо­ставляемая сторонам реальная возможность довести свою позицию относительно всех аспектов дела до сведения суда; при устранении же стороны или ее представителя от участия в судебном разбирательстве, в том числе по мотивам отсут­ствия у них допуска к государственной тайне, они лишаются такой возможности.

Приведенные правовые позиции сформулированы Кон­ституционным Судом Российской Федерации применитель­но к нормативным положениям, регулирующим процедуру уголовного судопроизводства, однако в силу универсально­сти права на судебную защиту (статья 46 часть 1 Конститу­ции Российской Федерации) и принципов состязательности и равноправия сторон (статья 123 часть 3 Конституции Рос­сийской Федерации) они могут быть распространены на все другие виды судопроизводства, а значит, и на производство в арбитражных судах.

3. Порядок судопроизводства в арбитражных судах в Рос­сийской Федерации определяется Конституцией Российской Федерации, федеральным конституционным законом об арби­тражных судах, Арбитражным процессуальным кодексом Рос- 78
сийской Федерации и принимаемыми в соответствии с ними другими федеральными законами (статья 3 АПК Российской Федерации 1995 года, действовавшего на момент рассмотре­ния дела ОАО «Омский каучук», и статья 3 АПК Российской Федерации 2002 года). При этом ни глава 5 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации 1995 года, ни глава 6 ныне действующего Арбитражного процессуаль­ного кодекса Российской Федерации, устанавливающие пра­вила ведения дел в арбитражном суде через представителя, не относят к основаниям отказа в участии в деле, связанного с государственной тайной, отсутствие у представителя сторо­ны соответствующего допуска.

В силу статьи 7 АПК Российской Федерации 1995 года (статьи 8 и 9 АПК Российской Федерации 2002 года) судо­производство в арбитражных судах должно осуществляться на основе состязательности и равноправия сторон, что пред­полагает наличие у каждой из них возможности реализовать лично или через своего представителя право на участие в су­дебном разбирательстве, а именно: представлять доказатель­ства, участвовать в их исследовании, задавать вопросы, давать объяснения арбитражному суду, представлять свои доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, пользоваться другими процессуальными правами, предостав­ленными сторонам арбитражным процессуальным законода­тельством. Поскольку организация реализует свои права как участника арбитражного процесса именно через представи­теля (статья 47 АПК Российской Федерации 1995 года, ана­логичный порядок установлен и в действующем Арбитраж­ном процессуальном кодексе Российской Федерации), его отстранение от участия в рассмотрении дела лишает саму организацию, являющуюся стороной по делу, возможности осуществлять судебную защиту своих прав, гарантированную статьей 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, и нарушает ее право на участие в судопроизводстве на осно­ве принципов состязательности и равноправия сторон (ста­тья 123 часть 3 Конституции Российской Федерации).

4. Согласно частям второй и четвертой статьи 87 Феде­рального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» признание нормативного акта

79
либо отдельных его положений не соответствующими Кон­ституции Российской Федерации является основанием отме­ны в установленном порядке положений других нормативных актов, содержащих такие же положения; положения этих нормативных актов не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами.

Следовательно, статья 21 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» не может применяться судами, другими органами и должностными лицами в качестве осно­вания для отстранения представителей ответчика от участия в рассмотрении дела арбитражным судом в связи с отсутстви­ем у него допуска к государственной тайне.

Вместе с тем арбитражный суд в целях сохранения госу­дарственной тайны при рассмотрении соответствующих дел вправе применить иные средства и способы обеспечения ре­жима секретности, предусмотренные законодательством. Та­кими средствами, как указано в Постановлении Конститу­ционного Суда Российской Федерации от 27 марта 1996 года применительно к обеспечению режима государственной тайны в уголовном судопроизводстве, могут выступать проведение закрытого судебного заседания, предупреждение участников процесса о неразглашении государственной тайны, ставшей им известной в связи с производством по делу, привлечение участников процесса к уголовной ответственности в случае ее разглашения.

<< | >>
Источник: Адвокатская деятельность и адвокатура: Сборник норматив­ных актов и документов: в 2 т. Т. II / Под общ. ред. Ю. С. Пи­липенко. — М.: Федеральная палата адвокатов РФ,2017. — 736 с.. 2017
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме По жалобе Открытого акционерного общества «Омский каучук» на нарушение конституционных прав и свобод статьей 21 Закона Российской Федерации «О государственной тайне»:

  1. По жалобе гражданина Романова Юрия Петровича на нарушение его конституционных прав статьями 21 и 21.1 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» Определение от 10 ноября 2002 г. № 314-О (Извлечение)
  2. По жалобе Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации на нарушение конституционных прав и свобод статьей 131 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации
  3. По делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. «О государственной тайне» в связи с жалобами граждан В. М. Гурджиянца, В. Н. Синцова, В. Н. Бугрова и А. К. Никитина
  4. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Багадурова Магомеда Магомедовича на нарушение его конституционных прав подпунктом 1 пункта 3 статьи 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», статьей 10 Федерального закона «О персональных данных» и частью второй статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации
  5. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 2 статьи 35 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
  6. По жалобе гражданина Суринова Татевоса Романовича на нарушение его конституционных прав статьей 90 Уголовно­процессуального кодекса Российской Федерации Определение от 15 января 2008 г. № 193-О-П
  7. По жалобе гражданки Кирюхиной Ирины Петровны на нарушение ее конституционных прав частью шестой статьи 82 Уголовно-исполнительного кодексаРоссийской Федерации и пунктом 6 статьи 14 Закона Российской Федерации «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» Определение от 6 марта 2008 г. № 428-О-П
  8. По жалобе некоммерческой организации «Коллегия адвокатов “Регионсервис”» на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 1 статьи 93 и пункта 2 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федераци
  9. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы ассоциации адвокатов «Московская городская коллегия адвокатов “Сокальский и партнеры”» на нарушение конституционных прав и свобод частью 2 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации
  10. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Кисилюк Ларисы Алексеевны на нарушение ее конституционных прав пунктами 3, 4 и 5 статьи 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
  11. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Медведева Николая Александровича на нарушение его конституционных прав подпунктами 1 и 2 пункта 2 статьи 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а также рядом положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации