<<
>>

Особое мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации Н. Т. Ведерникова

На основании части первой статьи 76 Федерального кон­ституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» излагаю свое особое мнение по Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 28 января 1997 года.

1. Заявители в своих жалобах ставили перед Конституци­онным Судом вопрос о признании не соответствующей Кон­ституции Российской Федерации части четвертой статьи 47 УПК РСФСР, поскольку установленное данной нормой огра­ничение круга лиц, из которых обвиняемый (подозреваемый) вправе выбрать себе защитника, только адвокатами и пред­ставителями профессионального союза или иного обществен­ного объединения нарушает их конституционное право на са­мостоятельный выбор защитника, в частности право выбрать защитника из числа частнопрактикующих юристов, не явля­ющихся членами коллегий адвокатов.

Конституционность же участия в качестве защитников на предварительном следствии членов коллегий адвокатов за­явителями не ставилась под сомнение. Следовательно, Кон­ституционному Суду необходимо было ответить на вопрос, соответствует ли Конституции Российской Федерации осно­ванный на части четвертой статьи 47 УПК РСФСР отказ об­виняемому (подозреваемому) в праве пригласить защитника из числа лиц, не перечисленных в названной норме.

Конституционный Суд, ограничившись лишь признанием, не противоречащим Конституции Российской Федерации, участия в качестве защитника на предварительном следствии адвоката при предъявлении им ордера юридической консуль­тации, по существу, уклонился от ответа на вопрос, постав­ленный перед ним заявителями.

2. Согласно выводам Конституционного Суда Конститу­ция Российской Федерации не содержит указания на крите­рии, соблюдение которых свидетельствует о должном уровне квалификации лиц, оказывающих гражданам юридическую помощь, в том числе в сфере уголовного судопроизводства; 42

определение таких критериев относится к компетенции зако­нодателя.

При таких выводах производство по делу в соответ­ствии со статьей 68 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» подлежа­ло прекращению, поскольку вопрос, разрешаемый оспаривае­мым законом, по своему характеру и значению не относится к числу конституционных.

3. Конституционный Суд, однако, исследовал в сово­купности конституционные нормы и Положение об адвока­туре РСФСР, утвержденное Законом РСФСР от 20 ноября 1980 года, и пришел к выводу о том, что предъявляемые к адвокатам профессиональные требования обеспечивают ре­ализацию положений статьи 48 (часть 1) Конституции Рос­сийской Федерации. В силу этого Конституционный Суд признал положение части четвертой статьи 47 УПК РСФСР, предусматривающее допуск в качестве защитника по уголов­ному делу адвоката при предъявлении им ордера юридиче­ской консультации, не противоречащим Конституции Рос­сийской Федерации.

Признав конституционным допуск в качестве защитни­ка по уголовному делу членов коллегий адвокатов, Консти­туционный Суд придал названному вопросу конституцион­ное значение. При этом, однако, он отказался рассматривать и разрешать вопрос о конституционности отказа в допуске в качестве защитника по уголовному делу другим категориям лиц, оказывающим правовую помощь, посчитав его компе­тенцией законодателя, чего не вправе был делать после при­знания конституционного значения проблемы. Конституцион­ный Суд должен был дать ответ на вопрос, соответствует или не соответствует Конституции Российской Федерации отказ в допуске в качестве защитника (со ссылкой на часть четвер­тую статьи 47 УПК РСФСР) профессиональным юристам, не являющимся членами коллегий адвокатов, но получившим подтверждение своей юридической квалификации со стороны государства (в форме лицензии или другого разрешения).

4. При оценке конституционности части четвертой ста­тьи 47 УПК РСФСР в указанном ракурсе необходимо учиты­вать следующее.

Используемый в статье 48 (часть 2) Конституции Рос­сийской Федерации термин «защитник» обозначает понятие более широкое, нежели понятие «адвокат», что было под­тверждено в ходе судебного заседания заключением эксперта- лингвиста.

Право пользоваться помощью защитника (часть 2 статьи 48 Конституции Российской Федерации) является са­мостоятельным конституционным правом и существует наря­ду с правом на получение квалифицированной юридической помощи (часть 1 статьи 48 Конституции Российской Феде­рации), и его нельзя сводить к оказанию лишь юридической помощи подозреваемому и обвиняемому.

Закрепление в статье 48 Конституции Российской Феде­рации права каждого обвиняемого пользоваться при защите от обвинения квалифицированной юридической помощью защитника не может расцениваться как наличие у него обя­занности обращаться за оказанием юридической помощи только к членам коллегий адвокатов. Более того, обвиняе­мый может вообще отказаться от услуг защитника и защи­щать себя сам либо не защищаться вообще и такой отказ не будет нарушением его права на защиту, за исключением случаев, когда в силу требований закона участие защитника обязательно (статья 49 УПК РСФСР). Как известно, одна­ко, и по данной категории дел отказ обвиняемого от адво­ката может быть удовлетворен полномочным органом.

Кроме того, в соответствии со статьей 45 (часть 2) Кон­ституции Российской Федерации каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Поскольку УПК РСФСР не запрещает обвиняемо­му (подозреваемому) пригласить в качестве защитника иное, кроме члена коллегии адвокатов, лицо, поскольку часть чет­вертая статьи 47 УПК РСФСР не может служить препятстви­ем для допуска в качестве защитников по уголовным делам лиц, не являющихся членами коллегий адвокатов. Если же указанная норма в правоприменительной практике использу­ется как основание для отказа в допуске в качестве защитни­ков лиц, не являющихся адвокатами, то она не соответствует конституционным положениям.

5. Государство, выдавая гражданам в соответствии с По­ложением о лицензировании деятельности по оказанию плат- 44

ных юридических услуг на территории Российской Федера­ции, утвержденным Постановлением Правительства Россий­скойФедерации от 15 апреля 1995 года № 344, лицензии на оказание платных юридических услуг, подтверждает наличие у них достаточной квалификации для оказания надлежащей юридической помощи.

Отсутствие у лица, обращающегося за получением лицензии, необходимой профессиональной подготовки или возможности обеспечивать оказание юри­дических услуг в соответствии с требованиями действующе­го законодательства является основанием к отказу в выдаче лицензии. Кроме того, названное Положение не запрещает юристам-лицензиатам оказывать юридические услуги в сфере уголовного судопроизводства.

Таким образом, реализация положений части 1 статьи 48 Конституции Российской Федерации о праве на получение квалифицированной юридической помощи обеспечивается не только членами коллегий адвокатов, но и иными лицами, по­лучившими от государства в установленном порядке подтверж­дение своей квалификации (лицензию). Часть 1 статьи 48 Конституции Российской Федерации также не предусматри­вает какого-либо ограничения на получение квалифицирован­ной юридической помощи в зависимости от организационных форм деятельности соответствующих специалистов.

Следовательно, часть четвертая статьи 47 УПК РСФСР в той мере, в которой она препятствует допуску в качестве защитников по уголовным делам профессиональных юристов, не являющихся членами коллегий адвокатов, но получивших от государства подтверждение своей юридической квалифи­кации, не соответствует Конституции Российской Федера­ции, ее статьям 45 (часть 2) и 48 (часть 1).

6. Статьей 8 Конституции Российской Федерации гаран­тируются поддержка конкуренции и свобода экономической деятельности. Закрепление за членами коллегий адвокатов мо­нопольного права на осуществление защиты по уголовным де­лам на предварительном следствии не только не способствует конкуренции между лицами, оказывающими правовые услуги в указанной области, но и препятствует ее развитию. Посколь­ку коллегии адвокатов вправе самостоятельно определять свою численность, может быть искусственно создан дефицит право-

вых услуг, что приведет к нарушению конституционных прав, предусмотренных статьей 48 Конституции Российской Федера­ции. Следовательно, ограничение круга лиц, имеющих право быть допущенными в качестве защитников на стадии предва­рительного следствия, только членами коллегий адвокатов на­рушает также статью 8 Конституции Российской Федерации.

В силу изложенного, часть четвертая статьи 47 УПК РСФСР в той мере, в какой она препятствует допуску в ка­честве защитников по уголовным делам профессиональных юристов, не являющихся членами коллегий адвокатов, но по­лучивших от государства подтверждение своей юридической квалификации, не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 8, 45 (часть 2) и 48 (часть 1).

<< | >>
Источник: Адвокатская деятельность и адвокатура: Сборник норматив­ных актов и документов: в 2 т. Т. II / Под общ. ред. Ю. С. Пи­липенко. — М.: Федеральная палата адвокатов РФ,2017. — 736 с.. 2017

Еще по теме Особое мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации Н. Т. Ведерникова:

  1. Особое мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации В. О. Лучина
  2. Особое мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации В. И. Олейника
  3. Особое мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации Э. М. Аметистова
  4. Особое мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации А. Л. Кононова по делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации
  5. Мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации К. В. Арановского по постановлению Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности пункта 7 части второй статьи 29, части четвертой статьи 165 и части первой статьи 182 Уголовно­процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан А. В. Баляна, М. С. Дзюбы и других
  6. Мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации Н. С. Бондаря по делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации
  7. Мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации Г. А. Гаджиева по делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации
  8. ПОСТАНОВЛЕНИЯ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  9. О ПОРЯДКЕ И РАЗМЕРЕ ВОЗМЕЩЕНИЯ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ИЗДЕРЖЕК, СВЯЗАННЫХ С ПРОИЗВОДСТВОМ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ, ИЗДЕРЖЕК В СВЯЗИ С РАССМОТРЕНИЕМ ГРАЖДАНСКОГО ДЕЛА, АДМИНИСТРАТИВНОГО ДЕЛА, А ТАКЖЕ РАСХОДОВ В СВЯЗИ С ВЫПОЛНЕНИЕМ ТРЕБОВАНИЙ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И О ПРИЗНАНИИ УТРАТИВШИМИ СИЛУ НЕКОТОРЫХ АКТОВ СОВЕТА МИНИСТРОВ РСФСР И ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  10. ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ОПРЕДЕЛЕНИЯ И РЕШЕНИЯ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  11. ПОЛОЖЕНИЕ О ВОЗМЕЩЕНИИ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ИЗДЕРЖЕК, СВЯЗАННЫХ С ПРОИЗВОДСТВОМ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ, ИЗДЕРЖЕК В СВЯЗИ С РАССМОТРЕНИЕМ ГРАЖДАНСКОГО ДЕЛА, АДМИНИСТРАТИВНОГО ДЕЛА, А ТАКЖЕ РАСХОДОВ В СВЯЗИ С ВЫПОЛНЕНИЕМ ТРЕБОВАНИЙ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  12. По делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Государственного Собрания — Курултая Республики Башкортостан, губернатора Ярославской области, Арбитражного суда Красноярского края, жалобами ряда организаций и граждан