<<
>>

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ЧАСТНОГО ПРАВА В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ

В.А. Егупов, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Московского института государственного управления и права

Имущественные отношения испокон веков были предметом вы­сочайшего внимания выдающихся юристов как российского, так и ми­рового уровня.

Утвердившись ещё в Древнем Риме и воплотившись в римском частном праве, они были имплементированы в законодатель­ства различных европейских государств, в том числе и в России, с её особой романо-германской правовой системой. Со времен ещё Древней Руси имущественные, семейно-правовые и наследственные отношения были закреплены в таких памятниках права как Русская Правда, Псковская и Новгородская судная грамота, Судебник Ивана III. В те времена, конечно, ещё рано было говорить о становлении науки граж­данского права, о классическом юридическом образовании и профес­сиональной правовой подготовке, о профессии юрисконсульта и адво­ката. Между тем уже в это время стали появляться грамотные люди дворянского сословия, которые занимались и решали правовые вопро­сы, в том числе гражданско-правового характера. Так, например, по­мещик мог дать крестьянам вольную, продать своё поместье другому лицу, купить для себя дополнительные души у другого помещика или государства. Крестьяне в те времена находились в жесткой крепостной зависимости от своих помещиков, не имели практически каких-либо гражданских прав, и находились на положении вещей, которые в свою очередь наряду с животными являлись объектами гражданского права, предметом купли-продажи, мены, дарения. В этом они мало чем отли­чались от положения рабов в Европе. Поэтому, как бы цинично это ни звучало, вещное право зародилось в России одновременно с правом крепостным.

Соборное Уложение 1649 года ещё более усилило крепостную зависимость, потому неудивительно, что семнадцатый век в истории именуется «бунташным» веком, достаточно вспомнить восстание Ива­на Болотникова, Смутное время, наконец, крестьянскую войну под ру­ководством Степана Разина, о котором впоследствии слагали легенды как о национальном герое, защитнике нищих и слабых, бесправных людей, которым данный свободолюбивый казак пришел дать волю.

В восемнадцатом веке, в эпоху правления Екатерины Великой произошла ещё более кровопролитная крестьянская война под руко­

водством Е. И. Пугачёва, который тоже стал героем песен и баллад, как и его предшественник Стенька Разин. Именно усиление крепостного гнёта, дальнейшее закрепощение крестьян становились основными причинами народных восстаний и появления в дальнейшем революци­онных идей и движений. Екатерина II понимала необходимость отмены крепостного права в России, ведя переписку с такими выдающимися философами-просветителями как Вольтер, Дидро, Кант. Она впервые подвергла вечному заточению известную губительницу крепостных душ Дарью Салтыкову за её изуверства с крепостными крестьянами, которую в народе и даже серди придворной знати стали именовать Салтычихой. Однако в это время ещё слишком велика была роль дво­рянского сословия в решении государственных дел, помещики не же­лали отказываться от своих крепостных и давать им вольные, зачастую даже проигрывали их в карты, а самодержавие опиралось именно на дворян, поскольку как Елизавета Петровна, так и Екатерина Алексеев­на были возведены на престол путем дворцовых переворотов, главное участие в которых принимала армия, состоящая именно из знатных представителей дворянских родов, владельцев сотен и даже тысяч кре­постных душ. Крестьяне были их имуществом, показателем их богат­ства, положения в обществе, известности, политической силы.

Только в первой четверти девятнадцатого века уже сами дво­ряне, образованная и высоконравственная их часть, стали понимать всю важность освобождения крестьян от крепостной зависимости, дачи им как гражданских, так и политических прав и свобод. Воспетые А. Н. Радищевым, А. С. Пушкиным, П. Я. Чаадаевым и М. Ю. Лермон­товым идеи декабристов нашли свою реализацию в создании первых антиправительственных организаций - Союза спасения и Союза благо­денствия. Однако царизм и консервативная публика не могли воспри­нять их идей и предложений, декабристов преследовали, а после их восстания лидеров казнили, а остальных потомственных дворян лиши­ли всех прав и титулов и сослали на вечную каторгу.

Манифест 19 февраля 1861 года, ознаменовавший отмену кре­постного права в России, изданный императором Александром II Осво­бодителем, не ослабил, а наоборот усилил народный гнев на самодержа­вие, поскольку не дал крестьянам быстрой свободы, они продолжали отрабатывать свой выкуп из крепостной зависимости, находясь, как и раньше, почти всю жизнь при помещиках. Потому на императора рево­люционно настроенной интеллигенцией постоянно совершались поку­шения, последнее из которых состоялось 1 марта 1881 года и привело к гибели наиболее либерального из императоров, контрреформам его сы­

на, тяжелому наследию его внука Николая II, наконец, к краху самодер­жавия и установлению в 191 7 однопартийной диктатуры пролетариата и беднейшего крестьянства. С приходом к власти большевистского прави­тельства гражданское право было уничтожено, право частной собствен­ности ликвидировано, на смену ему пришли хозяйственное и колхозное право, и лишь некоторые зачатки обязательственных, наследственных правоотношений продолжали существовать в советском государстве тоталитарного политического режима.

Общеизвестно, что 191 7 год стал переломным не только для тео­рии государства, но и для теории права, на смену зарождавшимся в дореволюционной России гражданско-правовым отношениям пришли отношения административно-правовые, государственный сектор эко­номики достигал невиданных размеров, буржуазия и кулачество под­вергались гонениям со стороны власти, капиталистический строй сме­нился социалистическим, власть начала движение к строительству коммунизма, в котором государство отмирает вместе с любым правом, исчезают деньги как средство платежа и объект гражданских прав, накоплений граждан, действует принцип от каждого по способностям каждому по потребностям.

Вместе с тем, идеи гражданского права и возможности его раз­вития не только как системы законодательства, но и как науки не по­кидали умы ведущих государственных деятелей советского времени. Законодательство в советском государстве существовало, а потому профессия юриста, адвоката, поверенного, представителя всё ещё пользовалась спросом у населения.

Научные знания теории граждан­ского права исходили, как ни странно, ещё из права буржуазного, по­скольку другого права в целом и гражданского в частности, ещё созда­но не было. И в первую очередь большую роль сыграли здесь труды двух выдающихся дореволюционных российских цивилистов Д. И. Мейера и Г. Ф. Шершеневича. Не будет преувеличением сказать здесь и о том, что они заложили ещё на рубеже XIX-XX веков основы современного гражданского права, став классиками изучаемой до сих пор российской цивилистики.

Профессор Д. И. Мейер в своем замечательном труде «Русское гражданское право» излагал материал особым образом, чем заслужил всеобщее признание, как у студентов, так и у своих коллег. Задумыва­ясь над предметом гражданского права, Д. И. Мейер писал, что «...природе человека присущи различные потребности и стремление к их удовлетворению. Какая же мера свободы предоставляется лицам, живущим в обществе, на употребление имущества для удовлетворения

потребностям? - вот предмет гражданского права. Содержание его, таким образом, с одной стороны определяется потребностями человека и его стремлению к их удовлетворению, с другой - миром вещей, спо­собным удовлетворять потребностям человека»[147][148]. Таким образом, Д. И. Мейер центральным объектом гражданско-правового регулиро­вания называет именно вещи, а не действия по приобретению данных вещей. Потому первичным, по его мнению, является именно вещное право, а не договорное право, поскольку без вещей никаких бы догово­ров и обязательств не было. Вот почему даже в современных курсах лекций по гражданскому праву, в структуре действующего Граждан­ского кодекса РФ вещные правоотношения стоят и изучаются перед отношениями обязательственного характера. Даже общие положения гражданского права, определяя, например, понятие юридического ли­ца, выделяют в качестве признаков последнего наличие обособленного имущества, то есть в первую очередь вещей, как недвижимых, так и движимых, принадлежащих лицу, как на праве собственности, так и на других вещных правах - хозяйственного ведения и оперативного управления. Даже само понятие предпринимательской деятельности, неизвестное дореволюционному и уже тем более советскому граждан­скому праву, включает в себя понятие «товар», который также является вещью.

И, конечно же, здесь нельзя не упомянуть о рассуждениях Д. И. Мейера о юридической природе семейно-правовых отношений. В частности, он писал о том, что «...справедливо, что и в отношениях семейственных есть имущественная сторона; но по существу своему учреждения семейственного союза чужды сфере гражданского права. Так брак с точки зрения христианской религии представляется учре­ждением религиозным: условия заключения брака, самое совершение его и расторжение определяются постановлениями церкви. Поэтому и место учению о браке - в системе канонического права. Юридическая сторона отношений между родителями и детьми заключается преиму­щественно в родительской власти и, следовательно, прилично поме- 148

стить учение о ней в государственном праве» .

Несмотря на то, что сейчас уже нет канонического права, а Россия провозглашена в Конституции РФ как государство светское, обозначен­ные рассуждения Д. И. Мейера актуальные и по сей день. Так большин­

ство исследователей считают семейное право либо самостоятельной от­раслью права, либо комплексной отраслью права, но не подотраслью права гражданского. Это связано, во-первых, с особой государственной защитой семьи, материнства и детства, потому браком признается лишь добровольный союз мужчины и женщины, зарегистрированный в госу­дарственных органах записи актов гражданского состояния, а во-вторых, с сохранением процедуры венчания в церкви, которая не является обяза­тельной, но происходит только после государственной регистрации за­ключения брака. Наконец, в третьих, родительская власть в настоящее время существенно ограничивается государством, для чего по всей стране созданы учреждения ювенальной юстиции, в задачи которых входят защита прав и законных интересов ребенка и борьба с родитель­ским произволом, собирание материала для последующего лишения гос­ударством недобросовестных и жестоких родителей родительских прав, чего во времена Д. И. Мейера не существовало и не могло существовать. Но подобно тому, как во время его жизни произошла, пусть даже и фор­мально, отмена крепостного права в России, так и в настоящее время намечается тенденция отмены родительского права в отношении детей, что далеко не всегда приводит к положительным результатам, создает необходимость обращаться к историческому опыту родительского вос­питания, которое государственное воспитание, каким бы совершенным оно ни было, заменить не может. Вот почему сейчас само государство приоритет отдает именно семейному воспитанию, а лучшей формой устройства детей, оставшихся без попечения родителей, остается именно усыновление (удочерение).

Большой вклад в становление и развитие дореволюционного и современного гражданского права внёс выдающийся профессор Г. Ф. Шершеневич. В частности, определяя гражданское право, он пи­сал, что «...гражданское право представляет собой совокупность юри­дических норм, определяющих частные отношения отдельных лиц в обществе. Следовательно, область гражданского права определяется двумя данными: 1) частные лица, как субъекты отношения; 2) частный интерес, как содержание отношения. Сюда входят личные и имуще­ственные отношения семьи, наследственные отношения по владению, пользованию и распоряжению движимыми и недвижимыми вещами, принадлежащими отдельным лицам, целый ряд отношений, возникаю­щих из разнообразных договоров, а также вследствие причинения вре- 149

да чужим имущественным интересам» .

149 См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1911. С. 3.

Таким образом, Г. Ф. Шершеневич создал основу частного пра­ва, отделив его от государственного, публичного права. Между тем, в отличие от Д. И. Мейера, он семейно-правовые отношения считал ча­стью гражданско-правовых отношений, акцентируя внимания на иму­щественную составляющую таких отношений. Кроме того, в структуре гражданского права он, кроме вещного, семейного и наследственного права, выделял также договорное право и частное деликтное право, которые в настоящее время преподаются в высших юридических учеб­ных заведениях отдельными дисциплинами по программам бакалаври­ата и магистратуры. Заслуга Г. Ф. Шершеневича ещё и в том, что он возвел в ранг права не только государственный, но и частный интерес, который должен охраняться и защищаться не менее строгим образом, чем интересы государственные. Иными словами, данный дореволюци­онный российский цивилист заложил основы, как будущих граждан­ских кодексов, так и гражданского общества в целом. Кроме того, он писал и доказывал то обстоятельство, что «.гражданское право может быть изучаемо в историческом, догматическом, социологическом и

150 критическом направлениях» , при этом последнему направлению он придавал особую значимость и ценность для создания эффективного законодательства. В частности, рассуждая о методах гражданского права, он с сожалением отмечал, что «.ученые цивилисты слишком пренебрегают и ограничиваются комментированием и систематизиро­ванием существующего права без указания его недостатков и жела­тельных в нем изменений. Сравнение в этом отношении науки граж­данского права с другой чисто юридической наукой, уголовным пра­вом, далеко не говорит в пользу первой. Криминалисты давно прибе­гают к критическому приему и благодаря тому являются несравненно более подготовленными к законодательной деятельности, нежели ци­вилисты. Законодатель, широко пользующийся советами и указаниями науки уголовного права, остается беспомощным в области гражданско­го права, предоставлен своим собственным силам, практическим зна-

151

ниям и житейскому опыту» . К несчастью, данные рассуждения акту­альны и для современного законодательства. Потому, если уголовное право у нас конкретно и обладает определенной стабильностью, то гражданское право изменяется и дополняется постоянно, носит зача­стую абстрактный характер, что позволяет создавать различные обхо­ды гражданского закона. Криминология продолжает активно разви­ваться и преподаваться в юридических учебных заведениях, цивили-

150 См.: Шершеневич Г.Ф. Там же. С. 5.

151 См.: Шершеневич Г.Ф. Там же. С. 10.

стика же сводится в основном к комментированию и систематизации гражданского законодательства, что было ещё в царской России.

Таким образом, из всего вышеизложенного можно сделать вывод о том, что сегодняшние актуальные проблемы гражданского права и российской цивилистики в целом существовали уже очень давно, не­однократно исследовались российскими учёными-юристами, однако в законодательстве не нашли должной поддержки и применения. Потому гражданское право с руководящим диспозитивным методом, несмотря на научно-технический прогресс, отсутствие крепостной зависимости, развитие частной собственности, продолжает насыщаться императив­ными началами, проявляющимися, например, в четком государствен­ном регулировании предпринимательской и иной экономической дея­тельности на современном этапе развития частноправовых, в том числе рыночных отношений.

<< | >>
Источник: Современное состояние адвокатуры и пути ее совершенствования : сборник материалов Международной научно­практической конференции - Международных чтений, посвящен­ных 176-летию со дня рождения Ф. Н. Плевако, Москва, 21 апреля 2018 г. / А.Н. Маренков. — Москва : РУСАЙНС,2019. — 286 с.. 2019

Еще по теме НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ЧАСТНОГО ПРАВА В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ:

  1. Історичні передумови й основні етапи становлення європейського права та права ЄС
  2. 2.Договірні етапи становлення права ЄС
  3. Ф.Н. ПЛЕВАКО И ЕГО РОЛЬ В СТАНОВЛЕНИИ И РАЗВИТИИ РОССИЙСКОЙ АДВОКАТУРЫ
  4. О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации
  5. ПОРЯДОК ИЗМЕНЕНИЯ АДВОКАТОМ ЧЛЕНСТВА В АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЕ ОДНОГО СУБЪЕКТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА ЧЛЕНСТВО В АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЕ ДРУГОГО СУБЪЕКТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И УРЕГУЛИРОВАНИЯ НЕКОТОРЫХ ВОПРОСОВ РЕАЛИЗАЦИИ АДВОКАТОМ ПРАВА НА ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИ
  6. 11. Проблемы развития административной юстиции в России.
  7. К ВОПРОСУ О «ПРАВЕ НА ЗАЩИТУ» И «ЗАЩИТЕ ПРАВА» УЧАСТНИКОВ КОНТРАКТНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  8. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПУБЛИЧНОЙ И ЧАСТНОЙ ДЕЛИКТОСПОСОБНОСТИ
  9. ТЕМА № 1: “Історичні передумови та основні етапи становлення Європейського Союзу”
  10. Горизонтальна структура права ЄС. Галузі права ЄС
  11. 4 Адм. Юст. как отрасль прайа, отрасль законодательства, наука, учебная дисциплина. Место права административной юстиции в системе российского права.
  12. 12. Система административной юстиции в России в конце XIX - начале ХХвв.
  13. Поняття та особливості європейського права та права Європейського Союзу
  14. История антропологии в России
  15. СМЕРТНАЯ КАЗНЬ В РОССИИ: ЗА И ПРОТИВ
  16. Факторы роста и развития в постнатальном онтогенезе.
  17. ПУТИ РАЗВИТИЯ ПРАВИЛ НОТАРИАЛЬНОГО ДЕЛОПРОИЗВОДСТВА