<<
>>

§ 2. Социально-экономическая модернизация России

Конец XVIII – начало XIX века – период необыкновенно бурный в мировой, особенно в европейской, истории. Великая Французская революция стала кульминационным моментом и, одновременно, концом Просвещения.

За событиями в Европе внимательно наблюдали в России. Екатерина II собиралась воевать с революционной Францией, а Павел I (российский император с 1796 по 1801 гг.), отказываясь верить в реальность происходящего, свернул курс на Просвещение, лишил дворян многих привилегий и свобод. Он отменил некоторые пункты «Жалованной грамоты дворянству», в войсковых частях был введен строгий режим. Совершенно неприемлемыми для дворянства стали преобразования Павла в армии на прусский лад и его приказ вернуться на службу.

Очередной дворцовый переворот был поддержан практически всеми сословиями. Павел I был убит. Так начинался новый XIX век.

Россия, как никогда раньше, нуждалась в модернизации: великодержавная и победоносная политика Екатерины стоила слишком дорого. Пределы России расширились, но этот процесс не сопровождался укреплением беспредельного тыла, финансовое положение было неблагополучным, хозяйство – в беспорядке, внутренние силы страны в своем развитии отставали от завоевательных планов.

11 марта 1801 года на престол взошел последний представитель просвещенного абсолютизма – Александр I. По замыслу Екатерины II ее внук, названный в честь Александра Македонского, должен был стать великим императором. Главную роль в воспитании престолонаследника играл швейцарец Лагарп, который предлагал ему освободить Россию, дав ей «коренные законы», создав систему в управлении с разделением властей, а затем покинуть трон. По мнению Лагарпа, реформатора поддержат лишь образованное меньшинство дворян, прежде всего молодые офицеры, некоторая часть буржуа и литераторов. Лучшей опоры не будет: народ не готов к переменам. Поэтому, рассуждал Лагарп, в России возможно лишь неспешное проведение реформ «сверху» при скорейшем образовании народа.

Наставник Александра был прав лишь отчасти: неспешные реформы, проводимые без учета российской специфики, всегда терпят неудачу. Таким был и его воспитанник: благие намерения и незнание России.

В первый период правления Александра I было сделано немало: восстанавливается «Жалованная грамота дворянству», уничтожаются павловские виселицы и пустеют тюрьмы, проводятся реформы в государственном управлении. Вместо коллегий были созданы министерства, что означало введение единоначалия, личной ответственности, прямое подчинение представителей на местах центру и разделение полномочий.

Александру удалось создать систему просвещения: Россия делилась на учебные округа, в каждом из которых создавался университет, готовивший педагогические кадры и издававший учебную литературу для гимназий и школ. Причем, российская система образования отличалась четкой сословной ориентацией: в губернских гимназиях учились в основном лишь дети дворян и богатого купечества.

Со своими молодыми сподвижниками Александр I постоянно обсуждал один из главных вопросов России XIX века – вопрос об отмене крепостного права. Император считал крепостное право злом, которое необходимо уничтожить. Но крепостное право – важнейшее звено государственной системы, без него Россия рухнет. В соответствии с этим рассуждением Александр предлагал готовить общественное мнение и неспешно проводить соответствующие реформы. Так, подписанный царем в 1803 году указ о вольных хлебопашцах разрешал помещику освобождать крестьян с землей за выкуп. Позднее Александр запретил продавать крестьян на ярмарках, ссылать на каторгу. Лицам недворянского происхождения было разрешено покупать земли, строить фабрики и заводы. В 1816 – 1819 гг. освободились от крепостной зависимости крестьяне Прибалтики. Но дилемма – ликвидировать крепостное право и не ссориться с российским дворянством – стала непреодолимой стеной для Александра.

В годы правления Александра I большая часть, действительно, грандиозных замыслов так и не была осуществлена.

Так, наиболее четкий и полный проект преобразований, вышедший из-под пера блестящего чиновника, необыкновенно одаренного человека М.М. Сперанского, был реализован лишь частично: в 1810 году был открыт Государственный Совет – верхняя палата будущего парламента. Но программа превращения России из самодержавной в конституционную монархию и создания законных гарантий от возможного регресса (разделение властей, выборность судей, законодательная Государственная Дума) так и не была претворена в жизнь. Весной 1812 года оклеветанный Сперанский оказался в опале.

Такая же судьба постигла и проект первой российской конституции Н.Н. Новосильцева, и ряд других.

Как видим, Александр I, имея все шансы, так и не сумел преодолеть отставание России от Европы, объясняя, что этот барьер «некем взять». Причины такой непоследовательности следует искать не только в косности российского дворянства, неподготовленности к реформам российского общества в целом и нерешительности царя, но и в сложившейся после победы над Наполеном общеевропейской ситуации: революции 20-х гг. ХIХ в., решения Венского конгресса о реставрации прежних династий и создание Священного Союза.

В отличие от своего предшественника, Николай I (1825 – 1855) был человеком, не склонным к духовным исканиям и не обладавшим широким кругозором. Но фигура очень незаурядная: энергичный, трудоспособный, прагматичный, очень добросовестный, резкий, безжалостный, нетерпимый, но не жестокий. Любил порядок во всем. В частности, великий историк В.О. Ключевский писал о том, что император всегда помнил о декабристском восстании 1825 года и о «рядах мятежных войск», через которые он шел к престолу. «...Смута 14 декабря рассматривалась как тяжкое нарушение воинской дисциплины, происшедшее от ложного направления умов. Посему упрочение дисциплины и надежное воспитание умов должны были стать ближайшими и важнейшими внутренними задачами царствования». Действительно, Николай I постоянно говорил о необходимости бороться с любыми переменами, укреплять устои, а единственной формой правления, возможной в России, считал самодержавие.

Поэтому он прежде всего занимался совершенствованием системы управления, максимально ее забюрократизировав и усилив контроль за работой в четыре раза возросшей армии чиновников.

При Николае I, благодаря Сперанскому, были систематизированы законы, а министром финансов Канкриным приведена в относительный порядок финансовая система.

Тотальный контроль и сыск должен был осуществлять созданный им корпус жандармов. По мысли Николая, жандарм должен был не только следить за состоянием умов, моралью, работой чиновников разного уровня, но и защищать слабых, бедных и беззащитных. Информация, содержащаяся в отчетах жандармов, давала возможность Николаю понять, что крепостное право – пороховой погреб и не дает России развиваться нормально. Император ввел нормы барщины и оброка, организовал Секретный комитет по крестьянским делам, где разрабатывался проект постепенного освобождения крепостных крестьян, существенно улучшил положение государственных крестьян (реформы Киселева), но крепостное право так и не отменил, утверждая, что не может «ссориться со своим дворянством».

Обществу же Николай I предложил идею, призванную объединить нацию. Согласно так называемой теории «официальной народности», крепостное право - основа государственности, самодержавие - панцирь, защита народа, у которого особый характер - терпеливый, робкий, беззащитный. Россия же должна держаться на трех китах: Православие. Самодержавие. Народность.

При Александре II Освободителе (1855 – 1881) предпринимается попытка комплексной модернизации российского общества. Начало реформационному процессу положила крестьянская реформа 1861 г. Как уже говорилось выше, путь к реформам начался много раньше. Вопрос об отмене крепостного права вставал и перед Александром I, и Николаем I, но почему же именно во второй половине 50-х годов XIX века Россия, оказавшаяся перед альтернативой «реформы или стагнация», выбрала путь преобразований?

Крепостное право еще более полувека могло просуществовать в России, но этому воспрепятствовали внешние обстоятельства: техническую и экономическую отсталость России от передовых стран Западной Европы особенно обнажило поражение в Крымской войне. Российское общество жаждало скорых и радикальных перемен.

Известный французский ученый А. де Токвилль писал, что только гениальный ум может спасти монарха, решившего облегчить положение своих подданных после многих лет гнета. В отличие от революции, реформы изменяют структуру государства и общества постепенно и кажутся современникам недостаточными. Александр же не обладал гениальным умом, его политика реформ была не всегда последовательной, реформы – нередко половинчатыми.

Так или иначе, этот человек сумел осознать всю опасность создавшегося положения, разобраться в его причинах, принять решение и начать поиск людей, способных воплотить проекты в жизнь. В этом основная заслуга Александра II.

В своих действиях Александр в первую очередь опирался на либеральную бюрократию: Ланского, Назимова, Замятина, Ростовцева, Блудова, братьев Милютиных, великого князя Константина Николаевича и других.

Очевидно, что с революционно-демократической, крестьянской точки зрения аграрная реформа могла быть совершеннее, но очевидно также и то, что если бы не вмешательство царя, которого сумели переубедить его друзья, либералы по своим политическим убеждениям, мог быть принят безземельный вариант освобождения крестьян. Целью же авторов либерального проекта было превращение крестьян, освобожденных от личной зависимости, в мелких собственников-хозяев при сохранении значительной части дворянского землевладения. Реформа стала компромиссом, исходящим из исторической реальности. В этом и проявилась мудрость реформаторов, сумевших осознать, что в России невозможно безземельное освобождение крестьян. Учитывались не только возможные протесты или волнения, но и тот факт, что мелкое крестьянское хозяйство – основная, ведущая форма сельскохозяйственного производства в России – оказалась более готовой к буржуазным отношениям. В тоже время попытка соблюсти интересы помещиков привела к половинчатости нововведений: реформа не обеспечивала равных прав и возможностей для развития крестьянского и помещичьего хозяйства (выкупные платежи, передача наделов в собственность общине, что резко снизило эффективность использования земли и привело через 20 – 30 лет к земельному голоду из-за численного роста населения). В истории ничего не остается бесследным. В начале XX века, когда было исчерпано все прогрессивное в земельной и других реформах, в России начался кризис.

Это не противоречит тому факту, что отмена крепостного права и другие преобразования явились в истории России рубежом, революцией «сверху», мощным стимулом капиталистического развития. В стране создавался рынок свободного наемного труда, благодаря которому она сумела завершить промышленный переворот. Иностранные инвестиции, стимулирование экономики «сверху» (государственные заказы, таможенная политика, форсирование экспорта) способствовали выравниванию экономического развития России с передовыми странами Европы. Угроза потерять роль великой державы была преодолена. Авторитет России в мире необыкновенно вырос. Экономика страны набирала темпы.

Великие реформы охватили три основных сферы – социально-экономическую (освобождение крестьян, финансовые), политическую (введение местного самоуправления, реформа суда и армии), культурно-образовательную (реформа школ, университетов и цензуры).

С упразднением вотчинной власти дворянства не мог остаться прежним строй местного управления. Земская реформа 1864 года вводила начало всесословного выборного представительства в масштабах уезда и губернии. В компетенцию земств входили местные хозяйственные дела. Аналогичные преобразования были проведены в 1870 году и в городе.

Одной из самых радикальных и последовательных следует считать судебную реформу. Суд стал бессословным, состязательным, гласным, независимым. Судьи утверждались царем, мировые судьи – сенатом. Вердикт о виновности или невиновности выносил суд присяжных, состав которого был выборным.

Реформа народного образования провозглашала принципы всесословной школы и была достаточно результативной. Появилось большое количество начальных школ, гимназий. Рост грамотности составил 25%.

Несомненно, прогрессивной была и военная реформа. Многолетняя рекрутчина заменялась всеобщей воинской повинностью.

Самой неудачной явилась реформа министра финансов Рейтерна, стремившегося свести до минимума государственное регулирование экономикой и открыть все шлюзы частному предпринимательству. Но исповедовавший западнические взгляды, американофил, прагматик Рейтерн оказался на самом деле идеалистом. Ослабление государственного регулирования экономикой привело не к европейскому цивилизованному предпринимательству, а к варварству- разгулу спекуляций, афер, стремлению обобрать и обмануть. Таков ответ слабого, инфантильного и малокультурного третьего слоя России. Западная модель, обещавшая процветание, явно не срабатывала. В итоге власти приняли решение вернуться к жесткому государственному вмешательству в экономическую сферу и протекционизму.

В годы правления Александра II были проведены реформы цензуры, акцизная и ряд других. Их авторы праздновали победу, но Н.Д. Милютин пытался трезво оценить ситуацию: «не могу себе представить, что выйдет из этого без руководства и направления, при самой грубой оппозиции высших сановников, при интригах и недобросовестности исполнителей… Нельзя не изумляться редкой твердости государя, который один обуздывает настоящую реакцию и силу инерции».

Между тем, Александр II и поощрял, и побаивался либеральных реформаторов. Так, при назначении Милютина исполняющим обязанности товарища министра внутренних дел царь собственноручно вписал в указ слово «временно». А в апреле 1861 года Н.А. Милютин и С.С. Ланской получили отставку, явившуюся компенсацией консерваторам. Александр вообще шел вперед галсами, за что был не понят и осуждён нетерпеливыми современниками.

Александр Освободитель прожил еще 20 лет после 1861 года. Это была мучительная жизнь, смысл которой не так легко понять. Он освободил крестьян, он дал почувствовать вкус свободы и начал столь необходимые России преобразования. Но полную сбывшихся надежд жизнь современники хотели получить сразу. После восшествия его на престол и какое-то время после опубликования манифеста его принимали восторженно, в него верили. В конце царствования – ненавидели.

Вот, что в разное время царствования Александра II писал о нём А.И. Герцен: «Александр II сделал много, очень много; его имя теперь уже стоит выше всех его предшественников. Он боролся во имя всех человеческих прав, во имя сострадания против хищной толпы закоснелых негодяев и сломил их. Этого ему ни народ русский, ни всемирная история не забудут…». Спустя несколько лет писатель произнёс страшные слова: «Зачем этот человек не умер в тот день, когда был объявлен русскому народу манифест освобождения…».

И сам царь чувствовал себя иногда ниже своих дел, нуждался в понимании и поддержке, предчувствуя, должно быть, свою страшную судьбу. Никакие реформы уже не могли удовлетворить тогда Россию. Это было опьянение, это была эйфория. И, казалось, следует убрать последнее препятствие – императора – и вот она – свобода! Страшно представить: общество сочувствовало террористам, несколько раз пытавшимся убить Александра. И убившим, в конце концов, 1 марта 1881 года на Екатерининском канале.

Но вместо долгожданной свободы и конституции страна получила Манифест от 29 апреля 1881 года о незыблемости самодержавия и «… водворении порядка и правды в действии учреждений России».

Таким образом, великие реформы по своему характеру были либеральными, буржуазными, прогрессивными. Определяющей в развитии стала отмена крепостного права, которая повлекла за собой множество других преобразований в различных сферах. Вне этого процесса остались только высшие органы государственной власти. Стремление во что бы то ни стало сохранить самодержавие предопределило непоследовательность в модернизации России и привело в исторической перспективе к насильственной и наиболее разрушительной форме уничтожения монархии в будущем.

Преобразования в России органически вписывались в международный контекст, являясь составной частью социальных катаклизмов 60 – 70-х гг. XIX вв. (отмена рабства, гражданская война в США 1861 – 1865 гг., революция 1867 – 1868 гг. в Японии, завершение объединения Италии в 1870 г. и Германии в 1871 г.), в результате которых страны, запоздавшие в своем развитии, встали на индустриальный путь.

Ограничение политических и экономических свобод сбивали Россию с реформаторского курса. Но новое поколение реформаторов продолжило модернизацию страны. Министр финансов, а затем председатель Совета министров С.Ю. Витте (1893 – 1906 гг.) справедливо предполагал, что, хотя в Российской империи юридически давно уже нет удельных княжеств, экономически, при своих гигантских просторах и бездорожье, – она представляет собой рыхлое образование. Развивая концепцию индустриальной модернизации России, он отвел железным дорогам роль кровеносной системы рынка, ускорителя роста промышленности и торговли в «медвежьих углах» империи.

Рубеж XIX – XX веков стал периодом железнодорожного бума в России. Получив в наследство от своих предшественников частную железнодорожную сеть в 29 тысяч верст, Витте оставил после себя 57 тысяч верст железных дорог, из которых большая половина принадлежала уже государству. По темпам и размаху железнодорожного строительства Россия опережала тогда остальные промышленно развитые страны мира.

Но одни железные дороги сами по себе патриархальную экономику России скоро преобразовать не могли. Нужна была комплексная программа перестройки всего хозяйства страны: протекционизм, ограждающий отечественную промышленность от иностранной конкуренции, что предполагало вмешательство правительства в рыночную экономику; активная внешняя торговля; создание своего мощного торгового флота; иностранные займы и привлечение иностранного капитала, модернизация сельского хозяйства.

Программа Витте предусматривала политику государственного капитализма, т.е. активное государственное регулирование финансово-экономической жизнью страны – покровительство промышленности, выкуп в казну частных нерентабельных железных дорог, поощрительные кредиты толковым предпринимателям.

Стержнем курса на индустриализацию России Витте считал финансовую реформу: бумажные деньги приравнивались к золоту, обеспечивались золотом и свободно обменивались в банках иностранцам или подданным России. В итоге до 1914 года русский рубль входил в пятерку самых прочных валют мира.

В программе модернизации экономики Витте отводил особое место торгово-финансовым контактам с южными и дальневосточными соседями России: создавал смешанные русско-азиатские банки, вел ускоренное строительство железных дорог через Сибирь, на Дальнем Востоке, в Китае.

Индустриализация требовала денег. Получить их Витте решил путем увеличение косвенных налогов с населения. Косвенным налогом облагались сахар, табак, спички, и т.п. В 1894 г. была введена винная монополия, т.е. исключительное право государства на продажу спиртных напитков. Эта мера обеспечивала 25% всех поступлений в государственный бюджет.

Стабильность финансов, активное развитие банковского дела и железнодорожное строительство, ускорившие рост тяжелой промышленности, способствовали привлечению иностранного капитала. Главными вкладчиками стали банки акционерные кампании Франции, Великобритании, Бельгии. Чтобы кредиты не использовали высшие сановники и привилегированные ведомства, Витте предложил политику прямых заграничных инвестиций в конкретные банки.

Для реализации такой политики необходимо было снизить таможенные пошлины на иностранную технологию, разрешить иностранным капиталам и банкам покупать в частную собственность недвижимость, землю в качестве гарантии за вложенный капитал.

Подобные проекты предопределили и судьбу самого Витте, и его реформ. Витте стремился ускорить процесс индустриализации и догнать Запад. Его же обвиняли в разрушении устоев, чрезмерным увлечении промышленностью, распродаже России.

Политические взгляды Витте были весьма неопределенными: он то блокировался с консерваторами, то выступал за либеральные меры. Но в чем он был до конца последовательным, так это в необходимости сильной централизованной власти и скорейшей модернизации страны. «В России, – говорил он, – необходимо проводить реформы быстро и спешно, иначе они большей частью не удаются и затормаживаются». Обладая огромным влиянием и авторитетом он имел множество противников, называющим его «биржевым дельцом», «акционерным заправилой» и всячески препятствующих нововведениям.

Консервативно-охранительную тенденцию в правительственном лагере олицетворял министр внутренних дел В.К. Плеве. Он выступал за самодержавие в традиционном варианте.

Основные расхождения Витте и Плеве наметились по аграрному вопросу. Фактически решалась проблема: что более способствует подъему сельского хозяйства и одновременно отвечает интересам крестьянства и всей страны - сохранение и укрепление общины или поощрение ее распада и развития частного крестьянского земледелия?

Подавляющее большинство российских крестьян к началу века были не собственниками, а арендаторами земли. Аренда же осуществлялась через общину, которая регулярно устраивала передел земли по принципу социальной уравнительности. При таком распределении, чересполосице, крестьяне были заинтересованы в улучшении обработки почвы. Община стала главной причиной низкой товарности сельского хозяйства, тормозом модернизации всей экономики страны.

Поэтому Витте решительно выступил за переход к подворному (фермерскому) хозяйствованию на селе. Но, по убеждению Плеве и Николая II, именно общинный уклад был залогом стабильности России. Протестовали и крупные помещики, не желающие появления конкурентов-фермеров.

Расхождение взглядов Николая II и Витте на развитие российской деревни стало одной из основных причин царской немилости и отставки Витте с поста министра в 1903 году и с поста представителя Советов министров в 1906 г.

Результаты экономической политики Витте оказались впечатляющими. По степени концентрации производства Россия начала опережать даже наиболее развитые страны. Темпы прироста объема продукции были необыкновенно высокими. Резко увеличилось число крупных современных предприятий. Промышленный взлет способствовал накоплению капиталов, преобразил многие регионы империи. В то же время он сопровождался кризисами 1900 – 1903 г.г., депрессией 1901 – 1909 гг., связанной с поражением в войне с Японией и первой русской революцией. Новый промышленный подъем начался в 1914 г. и был прерван Первой мировой войной.

Одной из причин кризиса начала XX-го столетия стала несбалансированность хозяйства. Начавшиеся в 1900 г. сокращение промышленного производства было вызвано относительно слабым развитием рыночных отношений в сельском хозяйстве. Логика самой экономической политики делала неизбежной попытку ускорить капиталистическое развитие деревни.

Изменения в сельском хозяйстве начались только под натиском первой русской революции. Первая Государственная Дума – главное завоевание революции – подготовила проект программы о создании общенародного земельного фонда из казенных, удельных и частновладельческих земель с последующим распределением по трудовой норме между земледельческим населением, что означало полную, безвозмездную ликвидацию помещичьего землевладения в пользу крестьянства. Царь отклонил этот проект. Дума, названная «главной оппозицией, захваченной революцией», царским манифестом от 9 июля 1906 г. была распущена.

Председателем Советов Министров стал П.А. Столыпин, сторонник жестокого курса реформ и сильной власти. Он задумал комплекс преобразований, которые касались политической сферы (неприкосновенность личности, гражданское равноправие и т.п.), социальной (социальная защита рабочих по инвалидности, старости, болезни), образовательной, медицинской и т.д.

Суть реформ: подведение под самодержавие прочного фундамента и продвижение по пути промышленного, а следовательно, капиталистического развития. Ядро реформ – аграрная политика.

В период социально – экономической модернизации стране необходимы стабильность и правопорядок. И наводил порядок Столыпин твердо и жестко: используя силовые структуры, военно-полевые суды. Только в 1906 г. было казнено 1632 человека, в том числе революционеры, боевики – черносотенцы, участники еврейских погромов.

Председателем Советов Министров стремился проводить указы в чрезвычайном порядке, минуя Думу. Настоящая же демократия, считал он, может утвердиться в России только с появлением мощного слоя фермеров – крестьян.

Наиболее значительным преобразованием Столыпина явилась аграрная реформа, положение которой были подготовлены еще до революции Витте. Основой ее проведения стал именной высочайший указ Сенату 9 ноября 1906 г., в соответствии с которым крестьяне имели право свободного выхода из общины с землей.

Выступая в Думе 9 ноября 1907 г. Столыпин говорил: «Не беспорядочная раздача земель, не успокоение бунта подачками – бунт погашается силой, а признание неприкосновенности частной собственности и, как последствия отсюда вытекающие, создание мелкой личной собственности, реальное право выхода из общины и разрешения вопросов улучшенного землепользования – вот задачи, осуществление которых правительство считало и считает вопросами бытия русской державы».

Цель аграрной реформы: обеспечить подъем сельского хозяйства и дальнейшей индустриализации страны, разрушить общину, создать слой крепких собственников, обеспечивающих стабильность деревни, избыток рабочей силы направить в город, где ее поглотит растущая промышленность. Предстояло изменить весь строй жизни, психологию общинного крестьянства.

Перевод сельского хозяйства на фермерский путь развития предполагал сохранение помещичьих хозяйств. Из-за перенаселения в Европейской части России разрабатывалась программа переезда желающих на свободные земли Сибири, Алтая, Казахстана.

Реформа осуществлялась недолго: в 1914 году началась первая мировая война. Практика показала, что крестьянство, в своей массе приверженное коллективизму, было настроено против выхода из общин. Среди крестьян преобладало представление о земле как о даре Божьем, который должен справедливо распределяться между теми, кто ее обрабатывает. В общине крестьяне видели свою спасительницу в вечной борьбе с природой и произволом властей.

Тем не менее, благодаря поддержке государства, крестьянского земельного банка, прямому давлению чиновников на сход, к 1916 г. 27% всех общинных дворов выделились, получив свой надел земли в личную собственность. Часть ее была продана уехавшими в город. В итоге площадь хуторов и отрубов составила 11% от общей площади надельных земель.

Для создания слоя мелких собственников в масштабах России, прежде всего в центральных районах требовалось еще не одно десятилетие.

Основными производителями стали динамично развивающиеся переферийные районы. Именно за их счет в предвоенное пятилетие в сельском хозяйстве страны происходят существенные сдвиги.

Заселение окраин, развитие капитализма вширь, безусловно, имело прогрессивное значение. В Сибирь переехало более 3-х млн. переселенцев, там было освоено 30 млн. десятин земли. Но правительству не удалось достигнуть поставленной им цели уменьшить малоземелье за счет переселения, так как естественный прирост составлял в Европейской России более 2-х млн. крестьян в год.

Столыпинская реформа за несколько лет изменила облик российской деревни, дала мощный толчок различным формам кооперации, стимулировала рост городского населения и обеспечила взлет промышленности. В целом урожайность в стране за десять лет возросла на 14%, а в некоторых губерниях на 20 – 25%. К 1914 г. фермеры обогнали общину по поставкам товарной продукции. Зерновой экспорт России в 1912 г. почти на 30% превышал экспорт Аргентины, Канады и США вместе взятых.

Об изменениях, происшедших в сельском хозяйстве в предвоенные годы, свидетельствуют трехкратное увеличение использования сельхозмашин и усовершенствованных орудий труда.

После убийства Столыпина 1 сентября 1911 г. в Киевском городском театре террористом Д. Богровым, связанным одновременно и с революционерами и с охранкой, реформы застопорились. Царский режим постепенно деградировал, отказываясь не только от политики реформ, но и вообще от четкой политической программы.

Особенности социально-экономической модернизации России определяли ее сжатые сроки за полвека она прошла путь, на который ведущим государствам Запада потребовались века. В результате экономика России имела ряд существенных особенностей:

- если в западноевропейских странах аграрный переворот предшествовал промышленному, то в России он не завершился;

- в то время, как экономика Запада развивалась от легкой промышленности к созданию отраслей, производящих средства производства, и только затем к паровому транспорту, в России интенсивное строительство железных дорог началось во второй половине XIX века, независимо от перестройки других отраслей;

- в России существовали различные формы хозяйства от передовых промышленно-капиталистических, монополистических объединений до раннекапиталистических и полуфеодальных, в том числе мануфактурных, патриархально-натуральных;

- высокая концентрация рабочей силы: в 1910 г. на предприятиях с числом рабочих выше 500 было занято более 50% общего числа рабочих;

- в конце XIX – начале ХХ века вывоз российских товаров опережал вывоз капиталов. России была одним из главных поставщиков на мировом хлебном рынке;

- в иной последовательности, чем на Западе, строилась банковская система: к началу ХХ века ее основу составляли крупные банки.

Таким образом, Российская империя начала ХХ века стала среднеразвитой, аграрно-индустриальной страной, в экономическом базисе которой еще не сложились все главные компоненты капиталистической формации.

<< | >>
Источник: Отечественная история: Учебное пособие для технических вузов / Под ред. Бодровой Е.В., Поповой Т.Г. Издание 2-е, переработанное и дополненное. М.,2005. 496 с.. 2005

Еще по теме § 2. Социально-экономическая модернизация России:

  1. Дьякова Елена Владимировна. ТРАНСФОРМАЦИЯ И РЕГУЛИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНО- ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ МОНООТРАСЛЕВОГО ГОРОДА В АГРОПРОМЫШЛЕННОМ РЕГИОНЕ (на примере г. Заринска Алтайского края). Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Барнаул - 2004, 2004
  2. 3. Общероссийские классификаторы технико-экономической и социальной информации
  3. Новая экономическая политика Советской России
  4. ГЛАВА 3. НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СОЦИАЛЬНО- ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ МОНООТРАСЛЕВОГО ГОРОДА
  5. Основные направления улучшения социально-экономического по­ложения моноотраслевого города
  6. Организационно-правовые аспекты государственной политики по социально-экономическому развитию моноотраслевых городов
  7. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОС­НОВЫ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ РАЗВИТИЯ МОНООТРАСЛЕВЫХ ГОРОДОВ
  8. «Экономическая информация», «экономическая новость», «экономическая журналистика»: общая характеристика понятий
  9. ПРАВОВЫЕ МЕХАНИЗМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА В ОБЛАСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ БАНКОВСКОГО КРЕДИТОВАНИЯ
  10. 8.5. Расходы на социальное обеспечение и социальную защиту населения
  11. 26. Социальное страхование
  12. Анализ развития социальной сферы и занятости населения
  13. Социальная структура и правовое положение населения
  14. СОЦИАЛЬНОСТЬ И РАЗУМНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА
  15. 1. Ответственность сторон по договору социального найма
  16. ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЯ СОЦИАЛЬНОГО И ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО В ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА
  17. 1. Понятие договора социального найма и его характеристика