<<
>>

ЗАЩИТА ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ПРИ РАЗВОДЕ РОДИТЕЛЕЙ: ЗАКОН И РЕАЛЬНОСТЬ

Ольга Вячеславовна Таирова,

магистрант Российского государственного университета правосудия

Многие источники гласят о том, что закон строго защищает имущественные права несовершеннолетних при разводе их родителей, имея в виду нормы права, позволяющие эффективно это сделать.

Насколько верно данное утверждение в теории, и как происходит при­менение норм права на практике - этим вопросам будет посвящена настоящая работа.

Ни для кого не секрет, что развод - процесс весьма болезненный, который редко проходит мирно, без взаимных обид и оскорблений. Он затрагивает в первую очередь внутренние отношения супругов, однако попытки решения этих внутренних межличностных проблем часто вы­ливаются в стремление компенсировать свои обиды за счет раздела совместно нажитого в браке имущества, а именно присвоения себе большей его части. Для урегулирования этой ситуации законом уста­новлены соответствующие нормы, которые и берут за основу суды, если дело о разделе имущества доходит до данной инстанции.

Согласно пункту 1 статьи 39 Семейного кодекса РФ (далее- СК РФ), «при разделе общего имущества супругов ... доли супругов при­знаются равными, если иное не предусмотрено договором между су­пругами». О справедливости такой формулировки, когда речь идет только о супругах, можно поспорить и найти аргументы как «за», так и «против», но если у супругов имеются несовершеннолетние дети, то, на мой взгляд, жесткое деление «пополам» не совсем уместно. И хотя в той же статье, но в пункте 2, предусмотрена возможность в судебном порядке добиться отступления от начала равенства долей «исходя из интересов несовершеннолетних детей», на практике данная норма применяется редко, так как в ней нет четкого указания, какие именно интересы судам следует принимать во внимание, а какие - нет.

Кроме того, в СК РФ предусмотрено еще одно положение, за­трудняющее, на мой взгляд, принятие решений об отступлении от ра­венства долей.

Согласно п. 4 ст. 60 СК РФ дети не имеют права соб­ственности на имущество родителей, а родители, в свою очередь, не имеют права собственности на имущество детей.

Такое переплетение правовых норм говорит о коллизии в регу­лировании имущественных отношений бывших супругов, между кото­рыми все же остается одно «связующее» звено - их несовершеннолет­ние дети. И говорить о гарантированной защите прав детей в данной ситуации, я полагаю, можно только с большой долей условности.

Можно ли найти какой-то выход. Практика показывает, что можно. Выход не универсальный, но он есть. Рассмотрим конкретный пример из судебной практики.

25 октября 201 6 г. Дзержинский районный суд г. Волгогра­да рассмотрел дело № 2-15984/2016, в котором истица обратилась в суд с иском к ответчику о расторжении брака и разделе совместно нажито­го имущества. От данного брака супруги имели несовершеннолетнюю дочь. Предварительно стороны договорились, что дочь остается проживать с ма­терью. Отрытым оставался вопрос о разделе совместно нажитого имуще­ства, которое состояло из нескольких приобретенных ответчиком в период брака объектов недвижимости. Истица выступила с требованием признать за ней право собственности на 75/100 долей в праве общей долевой соб­ственности на данные объекты, исходя из интересов дочери.

В ходе заседания по вопросу раздела имущества суд в первую очередь определил перечень имущества - объекты нежилого назначе­ния -, которое можно считать совместно нажитым в браке и, соответ­ственно, подлежащим разделу между супругами.

Далее суд определил, что в досудебном порядке соглашения о разделе имущества между истцом и ответчиком достигнуто не было, брачный договор между ними не заключался.

Как ранее было сказано, согласно существующему законода­тельству суд может в отдельных случаях отступить от начала равенства долей супругов, учитывая интересы несовершеннолетних детей, одна­ко закон не содержит перечня этих интересов.

В ходе судебного заседания истица заявила, что ребенок остает­ся проживать с ней, требований о взыскании с ответчика алиментов на содержание ребенка она не предъявляла, впоследствии она намерена получать прибыль от спорных нежилых помещений, сдавать их в арен­ду с учетом определенных судом долей, чтобы поддержи­вать ребенку прежний уровень жизни.

Эти обстоятельства суд посчитал заслуживающими внимание и счел возможным отступить от начала равенства долей супругов в об­щем имуществе, и, таким образом, удовлетворить иск.

В процессе вынесения решения суд руководствовался следую­щими положениями закона: Конституция РФ: ч. 2 ст. 7, ч. 1 ст. 38,

Гражданский кодекс РФ: ст. 256, Семейный кодекс РФ: ст. 34, 38, п.1-2 ст.39, п. 4 ст.60, Гражданско-процессуальный кодекс РФ: ст. 68, ст. 173, 194-199, Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 15 (ред. от 06.02.2007) «О применении судами законо­дательства при рассмотрении дел о расторжении брака»: п. 17.

Данный пример не совсем типичный, но и не уникальный. В нем речь идет о разделе имущества - нежилых помещений, которым несо­вершеннолетний фактически сам пользоваться не будет, и они на пер­вый взгляд не имеют никакого интереса для него. Однако истица вы­ступила с грамотным обоснованием прямой зависимости между рас­пределением долей в данном имуществе и интересами дочери (она предполагает делить доход от сдачи в аренду этих помещений с быв­шим супругом соразмерно доли в праве и таким образом обеспечить ребенку прежний уровень благосостояния). Суд эти обстоятельства счел существенными, однако законодательно вполне имел право этого не делать.

Решение по данному спору говорит о том, что с одной стороны, при обоснованном подходе норма права об отступлении от начала ра­венства долей при разделе совместно нажитого имущества с целью за­щиты права несовершеннолетнего все же работает, что не может не радовать, с другой стороны, о наличии некоторого пробела в законода­тельстве, позволяющего суду принимать неоднозначные решения.

Ввиду отсутствия в законодательстве даже примерного перечня ситуаций, в которых суд имеет право отступить от равенства долей при разделе имущества родителей в интересах несовершеннолетнего, ре­шение принимается судом субъективно, что не дает гарантии защиты прав последних.

Подводя итог настоящей работы, я считаю, что необходимо вве­сти в существующее законодательство разъяснение по вопросу приме­нения статей, которые позволяют сделать отступление от общего пра­вила равенства долей при разделе имущества в интересах несовершен­нолетних. Это позволит внести ясность в понимание самой ситуации как судам, так и участникам конфликта, а также позволит уменьшить вероятность злоупотреблений со стороны одного из супругов, что тоже нельзя исключать.

<< | >>
Источник: Современное состояние адвокатуры и пути ее совершенствования : сборник материалов Международной научно­практической конференции - Международных чтений, посвящен­ных 176-летию со дня рождения Ф. Н. Плевако, Москва, 21 апреля 2018 г. / А.Н. Маренков. — Москва : РУСАЙНС,2019. — 286 с.. 2019

Еще по теме ЗАЩИТА ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ПРИ РАЗВОДЕ РОДИТЕЛЕЙ: ЗАКОН И РЕАЛЬНОСТЬ:

  1. О ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ И ГАРАНТИЯХ ПРАВ ГРАЖДАН ПРИ ЕЕ ОКАЗАНИИ ЗАКОН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 2 июля 1992 г. № 3185-1
  2. Осуществление и защита гражданских прав.
  3. ОБ ОСНОВАХ СИСТЕМЫ ПРОФИЛАКТИКИ БЕЗНАДЗОРНОСТИ И ПРАВОНАРУШЕНИЙ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
  4. Принцип духовности в человеческой реальности
  5. О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних
  6. О СУДОПРОИЗВОДСТВЕ ПО МАТЕРИАЛАМ О ГРУБЫХ ДИСЦИПЛИНАРНЫХ ПРОСТУПКАХ ПРИ ПРИМЕНЕНИИ К ВОЕННОСЛУЖАЩИМ ДИСЦИПЛИНАРНОГО АРЕСТА И ОБ ИСПОЛНЕНИИ ДИСЦИПЛИНАРНОГО АРЕСТА ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 1 декабря 2006 г. № 199-ФЗ
  7. ПОРЯДОК ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ВЫПЛАТ АДВОКАТАМ В КАЧЕСТВЕ ВОЗНАГРАЖДЕНИЯ И (ИЛИ) КОМПЕНСАЦИИ РАСХОДОВ ПРИ ОКАЗАНИИ ИМИ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ ВОЕННОСЛУЖАЩИМ, ПРОХОДЯЩИМ ВОЕННУЮ СЛУЖБУ ПО ПРИЗЫВУ, ПО ВОПРОСАМ, СВЯЗАННЫМ С ПРОХОЖДЕНИЕМ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ, А ТАКЖЕ ПО ИНЫМ ОСНОВАНИЯМ, УСТАНОВЛЕННЫМ ФЕДЕРАЛЬНЫМИ ЗАКОНАМИ
  8. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Иванова Александра Павловича на нарушение его конституционных прав положениями статей 46, 47, 53, 74, 75, 86 и 89 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, статьи 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а также статей 11 и 12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» Определение от 29 сентябр
  9. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Багадурова Магомеда Магомедовича на нарушение его конституционных прав подпунктом 1 пункта 3 статьи 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», статьей 10 Федерального закона «О персональных данных» и частью второй статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации
  10. Защита права собственности.
  11. Защита в гр праве.
  12. По жалобе Открытого акционерного общества «Омский каучук» на нарушение конституционных прав и свобод статьей 21 Закона Российской Федерации «О государственной тайне»
  13. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Кисилюк Ларисы Алексеевны на нарушение ее конституционных прав пунктами 3, 4 и 5 статьи 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
  14. К ВОПРОСУ О «ПРАВЕ НА ЗАЩИТУ» И «ЗАЩИТЕ ПРАВА» УЧАСТНИКОВ КОНТРАКТНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  15. СТАНДАРТ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ АДВОКАТОМ ЗАЩИТЫ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
  16. По жалобе гражданина Романова Юрия Петровича на нарушение его конституционных прав статьями 21 и 21.1 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» Определение от 10 ноября 2002 г. № 314-О (Извлечение)
  17. О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве