<<
>>

РАЗЪЯСНЕНИЕ № 01/16 КОМИССИИ ПО ЭТИКЕ И СТАНДАРТАМ ПО ВОПРОСУ ПРИМЕНЕНИЯ ПУНКТА 3.1 СТАТЬИ 9 КОДЕКСА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ АДВОКАТА

УТВЕРЖДЕНО РЕШЕНИЕМ СОВЕТА ФЕДЕРАЛЬНОЙ ПАЛАТЫ АДВОКАТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 28 января 2016 г. (протокол № 3)

В ответ на запрос Президента Федеральной палаты адво­катов от 16 сентября 2015 года Комиссия Федеральной па­латы адвокатов по этике и стандартам дает следующее разъ­яснение по вопросам применения п.

3.1 ст. 9 Кодекса про­фессиональной этики адвоката:

В запросе констатируется, что в дисциплинарной прак­тике адвокатских палат по-разному квалифицируются случаи оказания адвокатами содействия органам, осуществляющим

оперативно-розыскную деятельность, в частности, квали­фикационные комиссии и советы адвокатских палат в не­которых случаях усматривают наличие противоречий между положениями действующего законодательства: ст. 17 Феде­рального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее —Закон ОРД), п. 5 ст. 6 Федерального закона «Об ад­вокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федера­ции» (далее —Закон), п. 3.1. ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката (далее — Кодекс).

Положения всех трех упомянутых выше нормативных ак­тов действительно не полностью соотносятся между собой. В Законе запрет для адвокатов сотрудничать с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, от­несен только к сотрудничеству негласному, но не ограничи­вает его одной лишь сферой оказания юридической помощи, а распространяет на любые жизненные ситуации. Кодекс, напротив, расширяет запрет на все формы сотрудничества — как негласное, так и гласное — но сужает сферу его действия пределами адвокатской деятельности. Закон ОРД, употребляя в ст. 17 иную терминологию, запрещает использовать конфи­денциальное содействие адвокатов по контракту.

Проблемными в дисциплинарной практике адвокатских палат стали ситуации, когда адвокат принимал участие в не­гласных оперативно-розыскных мероприятиях с согласия и в интересах своего доверителя, устраняя вред, причиня­емый последнему преступными действиями. Органы адво­катских палат занимали при рассмотрении дисциплинарных производств разные позиции: одни —признавали в действиях адвокатов дисциплинарный проступок, другие — приходили к выводу об отсутствии нарушения Закона и Кодекса, тре­тьи — прекращали дисциплинарное производство вследствие неопределенности нормативно-правовой базы, содержащей различные формулировки соответствующих императивных предписаний. Наблюдались расхождения по таким ситуаци­ям и в точках зрения квалификационной комиссии и совета палаты.

В тех же случаях, когда квалификационные комиссии и советы признавали в действиях адвокатов дисциплинарные проступки и наказывали их, вплоть до прекращения статуса, 650
суды отменяли эти решения, признавая оперативно-розыск­ные мероприятия с участием адвокатов допустимыми доказа­тельствами и восстанавливая адвокатов в профессиональном сообществе. При этом органы адвокатского самоуправления основывали свои решения на п. 5 ст. 6 Закона, п. 3.1 ст. 9 Кодекса, а суды —на ст.

17 Закона ОРД, разрешающей при­влекать любых лиц с их согласия к подготовке или проведе­нию оперативно-розыскных мероприятий не на контрактной основе.

Отмечая расхождения в законодательной регламентации взаимоотношений оперативно-розыскных служб и адвокатов, а также отсутствие единства в доктринальном и судебном толковании норм закона, Комиссия не считает их непре­одолимыми препятствиями для выработки оптимальных пра­вил поведения адвокатов в такого рода сложных ситуациях. В частности, отсутствуют основания для сущностного разгра­ничения терминов «сотрудничество» и «содействие», усматри­вая в первом контрактную форму, а во втором — безконтракт- ную. Так, в ст. 18 Закона ОРД эти термины употребляются как синонимы, а в ст. 17 говорится о конфиденциальном содействии отдельных лиц с их согласия как по контракту, так и без него. С учетом изложенного, содержащийся в п. 5 ст. 6 Закона запрет следует рассматривать, как охватывающий любую тайную, конфиденциальную, скрытую помощь со сто­роны адвоката при проведении ОРД —как по контракту, так и без него; как постоянную, так и разовую.

Не критично для дачи настоящих Разъяснений и отмечен­ное выше противоречие между нормами Закона и Кодекса. Необходимо только не отождествлять сотрудничество (со­действие) адвоката при проведении оперативно-розыскных мероприятий — их перечень содержится в ст. 6 Закона ОРД — с иными контактами адвоката с органами, осуществляющими ОРД, которые допустимы и неизбежны и ОРД не являются: подача заявлений о преступлениях, передача материалов, подтверждающих факты подготовки или совершения пре­ступных деяний, дача объяснений при проверке обращения в полицию.

В своих разъяснениях Комиссия исходит из того, что в таких ситуациях в противоречие вступают две важные цен- 651
ности: с одной стороны —безусловная польза действий адво­ката для доверителя; с другой—доверие общества к институту адвокатуры и профессии адвоката, основанное на принципах независимости и адвокатской тайны и подрываемое участием адвоката в тайном сыске.

Наиболее разумным и социально полезным для разреше­ния подобных противоречий — как ориентируют в своих ре­шениях Конституционный Суд РФ и Европейский Суд по правам человека—является поиск баланса, который не при­носит один значимый интерес в жертву другому.

Комиссия считает, что такого рода баланс достигается, исходя из общеправового принципа крайней необходимости (в международном праве, например, Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод, употребляется прилагательное «абсолютная»).

Руководствуясь этим принципом, адвокат, столкнувшись с угрозой причинения вреда своему доверителю, обязан:

— убедиться в том, что такая угроза реальна;

— обсудить с доверителем меры ее ликвидации помимо обращения в правоохранительные органы, в частности, осу­ществляющие оперативно-розыскную деятельность;

— поставить доверителя в известность о запретах для ад­воката сотрудничества с органами, осуществляющими ОРД, установленных Законом и Кодексом;

— если без ОРД эффективно противостоять преступным действиям нельзя, постараться обеспечить участие в опера­тивно-розыскных мероприятиях других лиц, в частности, са­мого доверителя;

— только если без участия самого адвоката в ОРД защи­тить интересы доверителя не представляется возможным, ад­вокат вправе разово содействовать (сотрудничать) в ОРД на безконтрактной основе.

Следует подчеркнуть, что участие в ОРД для адвоката может быть мотивировано при оказании юридической помо­щи только защитой интересов доверителя, а за ее предела­ми противостоянием угроз совершения преступных действий в отношении самого адвоката и его близких родственни­ков. Обоснование участия в ОРД общегражданским долгом, стремлением помочь государству в борьбе с преступностью, 652

для адвоката недопустимо, поскольку институт адвокатуры такой цели не преследует, а создан исключительно для ока­зания профессиональной юридической помощи.

Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения советом Федеральной палаты адвокатов и опу­бликования на официальном сайте Федеральной палаты ад­вокатов Российской Федерации в Интернете.

После вступления в силу настоящее Разъяснение подле­жит опубликованию в издании «Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации» и в издании «Новая адво­катская газета».

<< | >>
Источник: Адвокатская деятельность и адвокатура: Сборник норматив­ных актов и документов: в 2 т. Т. II / Под общ. ред. Ю. С. Пи­липенко. — М.: Федеральная палата адвокатов РФ,2017. — 736 с.. 2017
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме РАЗЪЯСНЕНИЕ № 01/16 КОМИССИИ ПО ЭТИКЕ И СТАНДАРТАМ ПО ВОПРОСУ ПРИМЕНЕНИЯ ПУНКТА 3.1 СТАТЬИ 9 КОДЕКСА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ АДВОКАТА:

  1. РАЗЪЯСНЕНИЕ № 03/16 КОМИССИИ ПО ЭТИКЕ И СТАНДАРТАМ ПО ВОПРОСАМ ПРИМЕНЕНИЯ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 17 КОДЕКСА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ АДВОКАТА
  2. РАЗЪЯСНЕНИЕ № 05/17 КОМИССИИ ПО ЭТИКЕ И СТАНДАРТАМ ПО ВОПРОСАМ ПРИМЕНЕНИЯ ПУНКТА 3 СТАТЬИ 9 КОДЕКСА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ АДВОКАТА
  3. РАЗЪЯСНЕНИЕ № 02/16 КОМИССИИ ПО ЭТИКЕ И СТАНДАРТАМ ПО ВОПРОСУ ПРИМЕНЕНИЯ ПУНКТА 3 СТАТЬИ 21 КОДЕКСА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ АДВОКАТА
  4. РАЗЪЯСНЕНИЕ № 06/17 КОМИССИИ ПО ЭТИКЕ И СТАНДАРТАМ ПО ВОПРОСАМ ПРИМЕНЕНИЯ ПУНКТОВ 5, 7 СТАТЬИ 18, ПУНКТА 1.1 СТАТЬИ 25 КОДЕКСА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ АДВОКАТА
  5. РАЗЪЯСНЕНИЕ № 07/17 КОМИССИИ ПО ЭТИКЕ И СТАНДАРТАМ ПО ВОПРОСУ ПРЕДАНИЯ АДВОКАТОМ ОГЛАСКЕ СВЕДЕНИЙ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ИЛИ ИНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ
  6. РАЗЪЯСНЕНИЕ № 04/17 КОМИССИИ ПО ЭТИКЕ И СТАНДАРТАМ ПО ВОПРОСУ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ СУДЕБНОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА ЛИЦОМ, СТАТУС АДВОКАТА КОТОРОГО ПРИОСТАНОВЛЕ
  7. РЕГЛАМЕНТ КОМИССИИ ФЕДЕРАЛЬНОЙ ПАЛАТЫ АДВОКАТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ЭТИКЕ И СТАНДАРТАМ
  8. По жалобе некоммерческой организации «Коллегия адвокатов “Регионсервис”» на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 1 статьи 93 и пункта 2 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федераци
  9. По жалобе гражданина Карелина Михаила Юрьевича на нарушение его конституционных прав положениями подпункта 6 пункта 1 статьи 23 и пункта 1 статьи 93 Налогового кодекса Российской Федерации, пункта 1 статьи 8 и пункта 3 статьи 18 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
  10. Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Гольдмана Александра Леонидовича и Соколова Сергея Анатольевича на нарушение их конституционных прав статьей 29, пунктом 3 части второй статьи 38, пунктами 2 и 3 части третьей статьи 56 и пунктом 1 части первой статьи 72 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации
  11. О СОБЛЮДЕНИИ ПРАВИЛ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ