<<
>>

§ 2. Проблема историко-культурной идентичности России

В исторической науке нет единого мнения относительно места России в мировой истории. Огромная территория, многонациональный и многоконфессиональный состав населения, открытость внешним влияниям, чередование в истории страны относительно замкнутых, сильно различающихся между собой периодов, задача модернизации страны, которая сознательно ставилась российскими государственными деятелями, начиная с Петра I, – все это создает множество проблем перед каждым, кто стремится выявить качественное своеобразие России, соотнести ее с другими обществами, определить цивилизационную принадлежность нашего отечества.

Сторонники западнических концепций утверждают, что наша страна развивается так же, как и Запад (Европа), но отстала на этом пути, результатом чего и явилось ее историческое своеобразие. Поэтому России необходимы модернизация и вестернизация (европеизация). Причины отставания обычно связываются с монголо-татарским игом, отбросившим русские земли назад в экономическом и культурном отношениях, замедлившим дальнейший общественный прогресс. Отмечаются также многочисленные войны, которые вела страна на всем протяжении своей истории, причем большая их часть разворачивалась непосредственно на территории самой России. Современные историки и публицисты - сторонники данного подхода часто связывают факт отставания с приходом к власти большевиков в октябре 1917 года или же с реформами конца XX века – в зависимости от политических предпочтений.

Эта точка зрения исходит из хронологической сопоставимости истории России и Европы, но не учитывает определенного сходства российских общественно-политических институтов с восточными - прочность общины, преобладание вертикальных связей над горизонтальными, исключительная роль государства и идеологии (религии) в жизни человека и общества.

Тем не менее, данная точка зрения является очень распространенной. Впервые она была четко сформулирована российскими западниками на рубеже 30 – 40 годов XIX века.

Ее придерживались либералы второй половины XIX – начала XX века. Сторонниками этой концепции, хотя и с некоторыми оговорками, были многие выдающиеся русские историки XIX века. Советская историография отечественной истории базировалась исключительно на западной концепции, причем путь развития Европы считался в принципе универсальным для всего человечества. В наши дни эта точка зрения по-прежнему четко прослеживается во многих исторических работах, публицистике, в платформах таких политических партий как «Яблоко» и СПС.

Вариантом западничества является концепция эшелонов развития. Считается, что все народы и государства проходят одни и те же исторические периоды, но страны разных эшелонов – в разное время. Критерий выделения стран первого, второго, третьего и других эшелонов – уровень экономического развития в тот или иной момент исторического времени. Россия в рамках данной концепции относится к странам второго эшелона. Часть современных сторонников этой точки зрения полагают, что наша страна в принципе не может изменить свой относительный уровень развития. Какие бы меры не принимались ее правителями, страна всегда будет находиться в числе среднеразвитых, уступая Западной Европе и США. Другие историки и экономисты полагают, что это не так.

Согласно теории модернизации Россия по тем или иным причинам периодически отстает от западных стран и возникает необходимость в быстром рывке вперед – модернизации, которая может быть более или менее всесторонней, более или менее успешной. В истории России выделяют петровскую модернизацию (реформы первой четверти XVIII века), александровскую (реформы середины XIX века), столыпинскую (реформы начала XX века), сталинскую (индустриализация 30-х годов XX века) и реформы конца XX века. В качестве образца во всех случаях выступает Запад.

Современные историки-западники, сторонники цивилизационного подхода к истории рассматривают Россию как органическую часть западной (европейской) цивилизации. При этом, учитывая тот факт, что цивилизационным центром западного мира в настоящее время являются Западная Европа и США, России, также как и странам Восточной Европы, отводится роль периферии.

В рамках данного варианта концепции России присущи все те же черты, что и цивилизационному центру, но в «ослабленном» виде. Критики этой точки зрения не без основания утверждают, что Россия сама является цивилизационным центром – областью притяжения других государств и народов.

Есть обществоведы, предлагающие отнести Россию к обществам восточного типа. Они полагают, что все попытки перевести страну на западный путь развития (принятие христианства, реформы Петра I и др.) оказались неудачными. После прихода к власти большевиков страна превратилась в типичную восточную деспотию во главе с партийным вождем. Однако эта точка зрения не учитывает тот факт, что Россию объединяет с западным миром христианство, периоды ее истории сопоставимы с европейскими, а Киевскую Русь и Российскую империю, особенно после реформ середины XIX века, невозможно отождествить с обществом восточного типа.

Кроме того, и в Советском Союзе государственная собственность на средства производства и отсутствие частных собственников, корпоративность, всевластие государственно-партийной номенклатуры во главе с лидером партии и государства, отсутствие диалога власти и общества сосуществовали с западной технико-технологической базой, западной структурой народного хозяйства и занятости населения.

Современным вариантом этой точки зрения является концепция России как азиатско-европейского государства, то есть изначально восточного общества, стремящегося в периоды ослабления внешних регуляторов поведения в связи с упадком власти освободиться от всего западного как наносного и чуждого широким массам населения страны. Несмотря на интересную аргументацию, данную концепцию нельзя признать убедительной. По мнению специалистов в области социальной психологии, в периоды бедствий и анархии в общественном сознании больших масс людей всплывают на поверхность и проявляют себя в жизни древние архетипы коллективного поведения. Так, распад Западной Римской империи в условиях варварских завоеваний сопровождался приближением Европы к Востоку по целому ряду характеристик, хотя германцы и другие варварские народы, находясь на стадии разложения родового строя, ни в коей мере не были носителями восточного типа развития.

Ввиду экзотичности, концепция исключительно восточной природы России никогда не была широко распространена ни в публицистике, ни тем более, в исторической литературе.

Есть мнение, что Россия представляет собой цивилизационно неоднородное общество, конгломерат народов, относящихся к разным типам развития. На крутых поворотах истории она сдвигается то ближе к Западу, то ближе к Востоку. Поэтому на всем протяжении истории перед Россией особенно остро стояла проблема выбора пути общественного развития. Эта концепция – одна из немногих, учитывающих многонациональность и многоконфессиональность России, разнообразие форм организации жизни народов, населяющих ее огромную территорию. Однако, надо учитывать, что русскоязычное население всегда играло в государстве ведущую роль.

Существует концепция, предлагающая рассматривать Россию как одно из обществ, относящихся к смешанному типу исторического развития. Восточный тип развития наложился на изначальный западный, в результате чего произошло во многом механическое соединение восточных и западных принципов развития, а частично – их синтез. Приближение российского общества то к восточным, то к западным образцам объясняется отсутствием органического единства разнородных элементов. Отнесение России к определенному типу исторического развития представляется конструктивным, поскольку опровергает мнение о том, будто наша страна – исключение из всех правил. В то же время эта точка зрения игнорирует тот факт, что Россия – многонациональное государство.

Не менее влиятельным является подход, утверждающий самобытность России. Первой теорией этого типа можно считать концепцию, созданную в XV веке старцем Филофеем и получившую название «Москва – третий Рим». По мнению ее автора, Россия – это единственное в мире справедливое государство, несущее свет истины – православной религии – другим народам. Уникальность России связана с преемственностью по отношению к исчезнувшему государству – Византии. Идейными наследниками воззрений Филофея стали славянофильство и евразийство.

Славянофильская концепция истории России возникла на рубеже 30-х и 40-х годов XIX века. По мнению ее создателей, Россия изначально развивалась самобытным путем, но реформы Петра I нарушили естественный ход истории, привнеся в Россию европейские формы организации жизни. Вернуться в прошлое нельзя, забыть приобретенное невозможно и теперь уже ненужно. Следует осуществить синтез всего лучшего, что было в допетровской Руси (свободу крестьян, верность православию, власть царя, опирающуюся на мнение народа, выражаемое на Земских соборах) и того, что было заимствовано с Запада. Этот синтез будет означать вновь обретенную самобытность страны.

Евразийцы иначе подошли к российской самобытности. Согласно их концепции Россия представляет собой особый евразийский мир (в современном варианте сторонников цивилизационного подхода – евразийскую цивилизацию), явившийся результатом синтеза восточных и западных влияний. Это «сложная историческая формация», «особый исторический мир», включающий в себя культуры Европы и Азии. Специфика Евразии – России, ее роль духовной твердыни, противостоящей «мировому злу», связана, прежде всего, с православием и православной церковью. Именно благодаря православию как единственной истинной, универсальной и в то же время индивидуализированной религии, а также национальному своеобразию как синтезу культуры Европы и Азии, Евразия – Россия сможет сыграть мессианскую роль в истории, вовлечь Европу в свой Евразийский мир.

К Советской России евразийцы относились двойственно. С одной стороны, большевизм оценивался однозначно отрицательно как наиболее яркое проявление порочности рациональной европейской мысли. С другой стороны, революция, по мысли евразийцев, создавала возможность освобождения Евразии – России из-под «гнета» европейской культуры, восстановления своеобразия евразийского мира. Тем самым открывалась перспектива воплотить в жизнь мессианское предназначение России. В условиях кризиса Запада Россия способна, полагали евразийцы, предложить миру альтернативный путь развития и повести его за собой. Эта теория оформилась в 20 – 30 годы XX-го века в среде русских эмигрантов. Когда кризис либерализма на Западе был преодолен, интерес к евразийству упал.

В настоящее время в связи с крайним обострением глобальных проблем современности вновь стали актуальными поиски альтернатив, и евразийская концепция снова активно развивается. Она учитывает сходство российских общественных форм с восточными, а также хронологическую совместимость истории нашего отечества и европейского мира. Это и создает возможность для России выдвигать альтернативы, которые теоретически могут быть приняты западными странами. Евразийство оптимистично, но вряд ли вполне соответствует действительности. Если бы на территории России в полной мере осуществился синтез восточных и западных начал, ее историческая судьба была бы, вероятно, более счастливой, и российские политические деятели не искали бы путей приближения к Западу.

Сторонники цивилизационного подхода, разделяющие представления о незападности, самобытности России, или видят в ней центр православной цивилизации или выделяют особую российскую цивилизацию. Среди приверженцев обеих концепций есть историки и культурологи, относящие российскую или же православную цивилизацию к числу пограничных, то есть видящие в ней совмещение восточных и западных начал. Другие приверженцы этих концепций не считают нужным соотносить характеристики православной цивилизации или российской с особенностями других стран и народов.

Концепция России как самостоятельной (российской) цивилизации направлена, главным образом, против отнесения нашего отечества к периферии западного мира, поскольку ее сторонники подчеркивают тот очевидный для них факт, что Россия является цивилизационным центром. С другой стороны, выделение российской цивилизации как одной из мировых на уровне обобщения высокого порядка, то есть, не наряду с французской, португальской, вьетнамской, иранской и т.п., а в одном ряду с западной, исламской, конфуцианской, индо-буддийской и другими крупными мировыми цивилизациями, включающими в свой состав целые регионы, основано на размерах страны и ее многонациональном составе, образующем некоторое наднациональное культурно-историческое единство. Концепция подчеркивает целостность и значимость России, но, отождествляя одну из мировых цивилизаций с границами российского государства, эта точка зрения утверждает, что все другие страны и народы входят в иные цивилизации, и Россия ни для кого не является естественным центром притяжения, что не соответствует историческому прошлому страны.

Концепция православной (восточнохристианской) цивилизации объединяет Россию с Украиной, Беларусью, Сербией, Черногорией, Молдавией, Румынией, Грузией и Арменией по конфессиональному и территориальному принципу. Достоинства этой точки зрения связаны с тем, что Россия выступает в качестве центра экономического и культурного притяжения для ряда государств и народов и занимает место, соответствующее ее историко-культурным характеристикам и экономическим возможностям в качестве лидера одной из мировых цивилизаций. Недостатки концепции определяются тем, что чуть менее 20% населения страны не являются носителями сформированного православием менталитета, а исповедуют такие религии как ислам, буддизм и язычество.

Проблема историко-культурной идентификации России сложна. Тем не менее, специфика ее исторического пути достаточно хорошо изучена. Она определяется следующими факторами:

– природный и геополитический факторы. Их составляющими являются географический ландшафт, климат, народонаселение, территория государства и его положение среди сопредельных стран. Огромная территория, широкая возможность миграции населения обусловили в значительной степени и характер российской государственности, и особенности социально-экономических процессов. Так, народу приходилось затрачивать огромные усилия для освоения новых земель, а государство стремилось по мере своего роста закрепить население на определённых территориях. Естественная открытость границ, их незащищённость приводили к нашествиям, набегам на наши земли, как со стороны Востока, так и Запада. Постоянная угроза военных вторжений требовала колоссальных усилий по обеспечению безопасности страны, огромных материальных затрат, а также значительных людских ресурсов.

Немаловажное значение для истории страны имело и то обстоятельство, что долгое время Россия была оторвана от морей и морской торговли. России столетиями пришлось вести напряжённые кровопролитные войны, чтобы пробиться к морям.

Суровый континентальный климат страны резко сокращал цикл сельскохозяйственных работ. Низкая урожайность, зависимость результатов труда от погодных условий обусловили чрезвычайную устойчивость в России общинных институтов, являющихся гарантом выживаемости основной массы сельского населения. Природно-климатический фактор способствовал экстенсивному характеру земледелия.

– этнонациональный фактор. Фактор многонациональности способствовал взаимообогащению культур народов, населяющих Россию, содействовал формированию уникальной формы национального общежития многочисленных народов России.

– религиозный фактор. Православие заложило основы менталитета, т.е. системы духовных ценностей и нравственных ориентиров, миропонимания и социальной психологии народа.

– социогосударственный фактор. И климат, и размер территории, и редкость населения, и естественная незащищённость границ привели, с одной стороны, к коллективистским формам социальной жизни, коллективистскому типу мышления русских людей, ибо это помогало выжить в трудных, порой экстремальных условиях. В то же время эти же факторы обусловили огромную роль государства в истории России. В отличие от стран Запада, именно в сильном государстве люди видели главное условие сохранения своего исторического бытия. Личность, государство, общество были не обособлены, как на Западе, а взаимосвязаны, собраны.

<< | >>
Источник: Отечественная история: Учебное пособие для технических вузов / Под ред. Бодровой Е.В., Поповой Т.Г. Издание 2-е, переработанное и дополненное. М.,2005. 496 с.. 2005

Еще по теме § 2. Проблема историко-культурной идентичности России:

  1. 11. Проблемы развития административной юстиции в России.
  2. 14.5. Особые условия сохранения и использования культурного достояния народов Российской Федерации в области библиотечного дела
  3. 3. ИСТОРИКО-ЭВОЛЮЦИОННАЯ КОНЦЕПЦИЯ РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕКА
  4. АЛИЕВА ЗУЛЬФИЯ ИБРАГИМОВНА. Административно-судебные подразделения в структуре Государственного Совета 1906-1917 гг. (историко-правовое исследование). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2019, 2019
  5. 4. Проблемы и перспективы РФ на мировых рынках.
  6. Формальная постановка задачи диагностики проблемы
  7. 3. Проблемы торговли и ВЭД зарубежных партнеров с Россией.
  8. Проблемы формирования муниципальных финансов
  9. 1. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
  10. Сословно-представительная монархия в России
  11. 1. Сущность и проблемы ВЭД.
  12. Становление абсолютной монархии в России. Статус импе­ратора
  13. К ПРОБЛЕМЕ «ДВОЙНОЙ ПРОДАЖИ» КВАРТИР НА СТАДИИ СТРОИТЕЛЬСТВА МНОГОКВАРТИРНЫХ ДОМОВ
  14. СОВРЕМЕННОЕ ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ ПРАВОТВОРЧЕСТВА: ПРОБЛЕМЫ, РЕЗУЛЬТАТЫ, ЗАДАЧИ
  15. Ступінь наукової розробленості проблеми та основні методи дослідження