<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование позволяют прийти к ряду выводов.

В отличие от новоучрежденной Государственной Думы, Государственный Совет подвергся реформированию, в процессе которого многие его прежние структурные особенности и компетенция оказались частично сохраненными.

Если в предреволюционный период он состоял из общих собраний и четырех департаментов, то обновленная структура Государственного Совета включала общее собрание, два департамента, два присутствия и Государственную канцелярию.

При этом ряд старых функций указанных структурных подразделений Государственного Совета, которые во многом были связаны с обслуживанием административных полномочий императора, предполагалось их постепенное отмирание в будущем, чтобы в перспективе департаменты и отделения могли стать элементами общего аппарата российского парламента. Впрочем, на протяжении рассматриваемого периода подобная тенденция не просматривалась. Напротив, их роль и значение как бюрократических структур, обслуживающих императора, только возрастала. Примером такой отмирающей функции было предоставление Первому департаменту права реализовывать процессуальную стадию предания суду высокопоставленных чиновников в обход судебных палат, но под контролем императора.

Доказательством бюрократизации служат и изменения, которые произошли в делопроизводстве Государственного Совета. До 1906 г. дела заслушивались в департаментах, откуда поступали в общее собрание. В обновленном Совете все дела законодательного характера рассматривались непосредственно общим собранием. Из департаментов, особых присутствий и Государственной канцелярии рассмотренные ими дела поступали на

монаршее утверждение, минуя общее собрание. Личный состав департаментов монарх ежегодно комплектовал только из числа назначаемых членов верхней законодательной палаты.

Изменения в системе формирования личного состава обновленного Государственного Совета, оборачивались целым рядом противоречий в кадровой политике монарха относительно верхней законодательной палаты.

В частности, это заключалось в таких недостатках, как превалирование в ее составе дворянства, полном отсутствии представителей городского самоуправления и нехристианских конфессий, чрезмерном имущественном цензе, в куриально-сословной многоступенчатой системе выборов, возможности ежегодного произвольного устранения назначаемых членов Государственного Совета, лишении их права участия в работе департаментов, особых присутствий и Государственной канцелярии. Не назначал монарх избираемых членов Государственного Совета и на министерские должности, не говоря уже о должностях председателей Совета министров и Государственного Совета.

Административно-судебные подразделения Государственного Совета оказались обособлены от Государственного Совета как законодательной палаты. Их связывали разве только общее наименование и общая Государственная канцелярия. Эти административно-судебные учреждения являлись наследием Государственного Совета эпохи неограниченного самодержавия: департаменты отчасти, особые присутствия в полной мере.

Особое присутствие для предварительного рассмотрения всеподданнейших жалоб на определения департаментов Правительствующего Сената было важным звеном в системе учреждений, занимавшихся приемом жалоб и иных обращений российских подданных. Однако Особое присутствие не разрешало дел по существу, а лишь давало заключение о том, «в какой мере изложенные в жалобе объяснения могут

служить достаточным основанием к переносу дела на рассмотрение Общего собрания Сената».

В целом в реформированном Государственном Совете (так же, как и в правящей элите России начала XX в.) преобладали представители высшей бюрократии, в союзе с верхами поместного дворянства, представленными в избираемой части Общего собрания Государственного Совета как верхней законодательной палаты. Члены Государственного Совета по назначению оказались в более зависимом положении от правительства, чем до 1906 г. В результате Государственный Совет на деле оказался не столько частью представительства (хотя бы и имущих классов), сколько Советом чиновников, постановляющим свои заключения по указаниям высшего начальства. Бюрократические слои численно доминировали во всех подразделениях Государственного Совета — как в общем собрании, игравшем роль верхней законодательной палаты, так и прежде всего в его административных и административно-судебных учреждениях. Таким образом, сохранение и частичное увеличение административной и административно-судебной компетенции реформированного

Г осударственного Совета гарантировало его консервативную роль в системе высших органов государственной власти Российской империи.

<< | >>
Источник: АЛИЕВА ЗУЛЬФИЯ ИБРАГИМОВНА. Административно-судебные подразделения в структуре Государственного Совета 1906-1917 гг. (историко-правовое исследование). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2019. 2019

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога
  2. СВОД ПРИНЦИПОВ ЗАЩИТЫ ВСЕХ ЛИЦ, ПОДВЕРГАЕМЫХ ЗАДЕРЖАНИЮ ИЛИ ЗАКЛЮЧЕНИЮ В КАКОЙ БЫ ТО НИ БЫЛО ФОРМЕ
  3. Об оставлении без изменения судебных постановлений об отказе в восстановлении статуса адвоката, прекращенного вследствие неисполнения адвокатом обязанностей по оказанию юридической помощи бесплатно и по назначению
  4. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Трофимова Андрея Викторовича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 108 Уголовно­процессуального кодекса Российской Федераци
  5. § 1. КФХ без образования юридического лица
  6. РЕШЕНИЕ СОВЕТА ФЕДЕРАЛЬНОЙ ПАЛАТЫ АДВОКАТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 27 мая 2004 г. (протокол № 6)
  7. К ВОПРОСУ ОБ ИЗМЕНЕНИИ УСЛОВИЙ ГОСУДАРСТВЕННОГО (МУНИЦИПАЛЬНОГО) КОНТРАКТА УЧАСТНИКАМИ КОНТРАКТНОЙ СИСТЕМЫ
  8. Мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации Г. А. Гаджиева по делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации
  9. Содержание
  10. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Клименка Леонида Генриховича на нарушение его конституционных прав положениями Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», статьи 90 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях Определение от 1 марта 2007 г. № 293-О-О (Извлечение)
  11. 32 Структура процесса доказывания по делу об адм правонарушении