<<
>>

Место и роль председателя Государственного Совета в структуре высшей государственной администрации Российской империи

Реформированный Государственный Совет возглавлял председатель, которого назначал император на один год из числа членов по назначению.

Председатель Совета открывал заседания, руководил ими, наблюдал за поддержанием порядка.

Тем самым он становился по отношению к членам верхней законодательной палаты высшим должностным лицом, на которое возлагалось, прежде всего, осуществление парламентской дисциплинарной власти.

Дела, которые касались личного положения членов Государственного Совета, Комиссия личного состава и внутреннего распорядка решала следующим образом. Председателю Государственного Совета посылались сообщения об обстоятельствах, которые оказывались основанием лишения члена Совета личной свободы, временного отстранения его от участия в собраниях Совета, а также выбытия из ее состава. Убедившись, что сообщение или заявление касаются отмеченных обстоятельств, председатель передавал их комиссии личного состава и внутреннего распорядка для проработки постановления и доклада Общему собранию Государственного Совета. В соответствии с этим постановлением общие собрания Совета принимали окончательное решение по делу[148].

На заседаниях комиссии могли присутствовать председатель Г осударственного Совета и его заместитель с правом совещательного голоса. К участию в заседаниях комиссии можно было приглашать постановлением членов Совета, которые не были членами комиссии, а также государственного секретаря и его заместителя.

Наказ Государственного Совета в четвертой главе обстоятельно регламентировал порядок заседаний Государственного Совета, которые начинались в определенный монаршим указом день открытия сессии (ст. 55)[149]. При наличии необходимого для законного состава заседаний

Государственного Совета кворума (не менее одной трети членов) председатель объявлял заседание Совета открытым[150]. Председатель предоставлял слово в порядке занесения членов верхней законодательной палаты в список, чередуя сторонников «за» и «против» обсуждаемого проекта[151].

Одновременно он сообщал об этом монарху, председателю Совета министров и председателю Государственной Думы. Заседания Государственного Совета проходили в предварительно определенные в начале сессии дни. В случае необходимости постановлением Совета его заседания могли быть назначены и на любой другой день. Обычные заседания отменялись указанием председателя или письменным заявлением не менее 30 членов Государственного Совета (ст. 57)[152].

Председатель назначал и время начала каждого заседания. Последнее могло быть закрытым для рассмотрения дела, которое нуждалось в конфиденциальности (ст. 59)[153].

Председатель Совета мог поставить вопрос об отклонении проекта или предложения из-за недопустимости, в соответствии с законом, его обсуждения Советом — как до начала его обсуждения по существу, так и в любое другое время. С такой инициативой могли выступить и члены Государственного Совета при условии ее поддержки не менее чем 10 членами Совета. Подобное предложение или заявление решалось одной речью «за» и одной «против».

Каждый вопрос, который подлежал решению Государственным Советом, председатель выносил на голосование, формулируя его таким образом, чтобы ответ на него заключался в «да» или «нет». По поводу поставленного на голосование вопроса могло быть сделано заявление о разделении его на несколько отдельных вопросов. Это заявление решалось одной речью «за» и одной «против». Непосредственно перед голосованием председатель Совета оглашал поставленный вопрос. В голосовании должно было принять участие не менее законного состава заседания[154].

Для осуществления голосования председатель предлагал подняться тем членам Совета, которые выступали против постановления определенного решения, а после этого — наоборот, тех, которые голосовали за постановление. Когда председатель сомневался в объективности такого подсчета, он мог повторить голосование по тому же вопросу с помощью записок. В соответствии с заявлением какого-то Советника председатель мог провести и поименное голосование, когда такое заявление поддерживало не менее 30 членов верхней законодательной палаты.

По окончании каждой сессии председатель палаты посылал монарху письменный отчет о ее результатах.

1 июля 1906 г. председатель Государственного Совета объявил о представлении подписанного 31-м его членом заявления о необходимости издания нового закона об удовлетворении семенной и продовольственной потребности населения в местностях империи, которые пострадали в течение 1906-1907 гг. от неурожая. Это была первая законодательная инициатива верхней палаты[155].

В отношении действий, которые были совершены министрами или главноуправляющими отдельными частями, а также подведомственными им лицами и учреждениями, которые кажутся незакономерными, члены Государственного Совета подавали письменное заявление председателю Государственного Совета. Регламентировалось, что если заявление подписано не менее чем 30 членами, то председатель вносит его на обсуждение Государственного Совета[156].

Постановления ст. 54-57 об основании Государственной Думы от 20 февраля 1906 г.[157], определяющие порядок осуществления думской инициативы, хотя и претерпели определенные изменения, все же сохранили за министрами широкие полномочия в законодательных делах. В результате изменений ст. 54-57 устанавливалось, что в вопросах об отмене или изменении действующего или издания нового закона члены Государственного Совета подавали письменное заявление председателю Государственного Совета. К заявлению об изменении действующего или издания нового закона добавляли проект основных положений предлагаемого изменения закона или нового закона с объяснительной запиской к проекту. Если заявление было подписано не менее чем 30 членами, то председатель вносил его на рассмотрение Государственного Совета[158].

Ни один член Государственного Совета не имел права обращаться к заседанию или отдельному депутату без предоставления на это разрешения председателем палаты. Председатель Совета был обязан активизировать

участие к обсуждению вопросов тех членов Совета, которые уклонялись от него.

Наказ Государственного Совета[159] в статье 79 предусматривал дисциплинарные меры для обеспечения порядка во время работы палаты. Председателю Совета предоставлялось право призывать ораторов к порядку. Если после такого призыва оратор опять нарушал его, то председатель мог лишить его слова относительно вопроса, который обсуждался этим заседанием.

Наказ Государственного Совета[160] говорил о «нарушении» (ст. 77) и о «существенных нарушениях» (ст. 81) порядка, однако не определял, какие из них относились к первым или вторым. Следует отметить, что члены верхней законодательной палаты фактически и не нарушали дисциплину. В течение четырех неполных лет — 1906, 1907, 1908 и 1909 гг. — председателем были вынесены: в течение первой сессии в 1906 г. — три замечания, а в 1907, 1907 и 1909 гг. — по одному призыву — почти не было случаев применения дисциплинарных взысканий, председатель почти всегда ограничивался предупреждениями и замечаниями, из чего следует, что все отмеченные нарушения касались простых, а не существенных нарушений[161].

Сами замечания председателя Государственного Совета касались преимущественно защиты от слишком резкой критики высших государственных учреждений, должностных и присутствующих в Государственном Совете лиц, к устранению слишком резких выражений и

размышлений, которые не касались дела, и к поддержанию власти председателя.

Председателями Г осударственного Совета назначались авторитетные и заслуженные сановники своего времени.

Председателями обновленного Государственного Совета в изучаемый период были: Д. М. Сольский (1905-1906), Э. В. Фриш (1906), М. Г. Акимов (1907-1914), С. С. Манухин (1914-1915), И. Я. Голубев (1915-1916), A. Н. Куломзин (1916), И. Г. Щегловитов (с января 1917 г.)[162].

С мая 1906 по апрель 1907 г. на посту председателя Государственного Совета находился Эдуард Васильевич Фриш (1833-1907) — действительный тайный Советник (с 1883 г.). В январе 1883 г. он был назначен членом Государственного Совета и до 1893 гг. оставался главноуправляющим кодификационным отделом при Государственном Совете. В 1887 г. пожалован в статс-секретари Его Императорского Величества. Э. В. Фриш неоднократно включался в состав различных правительственных комитетов и комиссий: для обсуждения проекта реформы Канцелярии по принятию прошений, по проекту кодификации основных законов Великого княжества Финляндского, по проекту устава о векселях. Он составил проект правил о порядке совмещения государственной службы с участием в торговых и промышленных товариществах и компаниях. В 1900-1906 гг. он занимал должность председателя Департамента законов Государственного Совета. В реформированном Г осударственном Совете входил в число присутствующих членов, состоял его вице-председателем.

Дольше всех — с апреля 1907 по июнь 1914 г. — пост председателя Государственного Совета занимал Михаил Григорьевич Акимов (1847-1914), действительный тайный советник с 1907 г. В декабре 1905 — апреле 1906 г. в

правительстве графа С. Ю. Витте Акимов занимал пост министра юстиции. Знаменательно, что, по словам графа С.Ю. Витте, Акимов представлял собой человека без всякого государственного воспитания, сравнительно малокультурного, но честного: «...он представляет собою, с одной стороны, реакционера, а с другой — человека с полицейским кулаком и послушного»[163]. Аналогичную характеристику Михаилу Григорьевичу давал и его коллега по Совету министров граф И. И. Толстой: «...мужиковатый формалист весьма ретроградских убеждений; хотя и абсолютно честный и очень откровенный человек, но весьма ограниченного ума и скромных знаний».

В качестве министра юстиции М. Г. Акимов активно поддерживал политический курс министра внутренних дел П. Н. Дурново, возбудил ряд политических процессов, настаивал на принятии новой редакции Основных законов. Считал, что принятие конституции нужно лишь как маневр для успокоения общественного мнения России[164]. В апреле 1906 г. М. Г. Акимов назначен членом Государственного Совета, где входил во фракцию правых. С апреля 1907 г. — председатель Государственного Совета, статс-секретарь Его Императорского Величества. В связи с этим назначением генерал- лейтенант В. Ф. Джунковский отмечал: «Это было первый раз, что столь почетное назначение досталось человеку, хотя безукоризненно честному и достойному всякого уважения, но не сановнику и не имевшему за собой большого государственного опыта».

Позволим себе подробнее остановиться на описании деятельности Акимова в качестве председателя Г осударственного Совета. Эта информация весьма показательна. Поскольку прекрасно иллюстрирует степень всевластия

председателя и меру зависимости от него рядовых членов Государственного Совета, особенно назначаемых. М. Г. Акимов, не особо стесняясь в методах достижения целей, начал активно добиваться желательных для себя постановлений верхней палаты. Наглядным подтверждением этой позиции явилась ситуация, сложившаяся в Государственном Совете за время, когда М. Г. Акимов был его председателем. Из 60 членов, назначенных в Государственном Совете за время председательства Акимова, 37 вошло в группу правых немедленно и два — после увольнения из правительства. То есть две трети назначенцев составляли консервативное крыло в Государственном Совете. К группе центра присоединилось соответственно семь и один (13 %), к кружку внепартийных один и два (5 %). Стали беспартийными или не определили свою политическую принадлежность 10 (17 %)[165]. Характерно, что к группе левых не присоединился ни один человек.

За время своего председательствования М. Г. Акимов любыми способами добивался явки на заседание тех членов Г осударственного Совета, которые могли голосовать «в желательном ему смысле». Он «ввел также своего рода негласный надзор за членами Государственного Совета. Посредством некоторых членов Государственного Совета, им же назначенных, а также чиновников государственной канцелярии он находится в курсе того, в собраниях каких групп какие члены Государственного Совета бывают и что они там говорят»[166].

Выяснением политических предпочтений членов Государственного Совета деятельность М. Г. Акимова не ограничивалась. После согласования с императором он принимал все меры, чтобы голосование имело желательный для монарха результат. При этом в вопросах частного характера М. Г. Акимов легко шел на компромисс и не был склонен конфликтовать с

Государственной Думой, несмотря на склонность большинства правых в Г осударственном Совете к такому подходу.

Крайне произвольное обращение М. Г. Акимова с регламентом палаты и неуместное вмешательство в прения полностью подтверждается при изучении стенограмм заседаний Государственного Совета. Например, М. Г. Акимов без всяких оснований произвольно запрещал обсуждать некоторые аспекты рассматриваемых проблем, если они были связаны с критикой существующего политического режима. В единичных случаях он даже запрещал выступления по существу дела. Иногда из-за откровенных придирок председателя выступавший был вынужден покидать трибуну.[167]М. Г. Акимов выступал против реформ П. А. Столыпина, считая их ограничением прав императора.

Таким образом, в формальном отношении председатель Государственного Совета после реформы февраля-апреля 1906 г. сохранил роль ключевой фигуры в государственном аппарате Российской империи. Особую роль в механизме его влияния на политику государства играли всеподданнейшие отчеты и регулярные личные доклады императору как о законодательных делах, так и по административным вопросам, решаемым в новых департаментах и особых присутствиях Государственного Совета. Важное открытое и закулисное воздействие на текущую политику оказывали доклады председателя, в том числе по вопросам, не имеющим законотворческого характера. Вместе с тем на пост председателя Государственного Совета монарх ни разу не назначил действительно самостоятельную политическую фигуру, харизматичного государственного деятеля уровня П. А. Столыпина или, например, как дважды бывало во второй половине столетия, — кого-то из великих князей. Очевидно, глава

государства нуждался на этом ключевом посту не в сотруднике с мощным стратегическим мышлением, а в исполнителе — юрисконсульте и знатоке бюрократических процедур.

1.4.

<< | >>
Источник: АЛИЕВА ЗУЛЬФИЯ ИБРАГИМОВНА. Административно-судебные подразделения в структуре Государственного Совета 1906-1917 гг. (историко-правовое исследование). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2019. 2019

Еще по теме Место и роль председателя Государственного Совета в структуре высшей государственной администрации Российской империи:

  1. АЛИЕВА ЗУЛЬФИЯ ИБРАГИМОВНА. Административно-судебные подразделения в структуре Государственного Совета 1906-1917 гг. (историко-правовое исследование). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2019, 2019
  2. ОБ ОБЩИХ ПРИНЦИПАХ ОРГАНИЗАЦИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ (ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫХ) И ИСПОЛНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  3. По жалобе Открытого акционерного общества «Омский каучук» на нарушение конституционных прав и свобод статьей 21 Закона Российской Федерации «О государственной тайне»
  4. ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ФОРМ И СРОКОВ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ДОКУМЕНТОВ, СВЯЗАННЫХС УЧАСТИЕМ АДВОКАТОВ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ БЕСПЛАТНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  5. По делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. «О государственной тайне» в связи с жалобами граждан В. М. Гурджиянца, В. Н. Синцова, В. Н. Бугрова и А. К. Никитина
  6. По жалобе гражданина Романова Юрия Петровича на нарушение его конституционных прав статьями 21 и 21.1 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» Определение от 10 ноября 2002 г. № 314-О (Извлечение)
  7. О КОНТРАКТНОЙ СИСТЕМЕ В СФЕРЕ ЗАКУПОК ТОВАРОВ, РАБОТ, УСЛУГ ДЛЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ НУЖД ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ
  8. Ф.Н. ПЛЕВАКО И ЕГО РОЛЬ В СТАНОВЛЕНИИ И РАЗВИТИИ РОССИЙСКОЙ АДВОКАТУРЫ
  9. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ РЕГИСТРАЦИИ ПРАВ НА НЕДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО
  10. Право государственной и коммунальной собственности.
  11. К ВОПРОСУ ОБ ИЗМЕНЕНИИ УСЛОВИЙ ГОСУДАРСТВЕННОГО (МУНИЦИПАЛЬНОГО) КОНТРАКТА УЧАСТНИКАМИ КОНТРАКТНОЙ СИСТЕМЫ
  12. 1.1.3. Невозможность исполнения требований государственного органа, исходя из объективных причин
  13. Гордейко Сергей Васильевич. АНАЛИЗ ФОРМИРОВАНИЯ И РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ФИНАНСОВЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ ГОСУДАРСТВЕННЫХ УНИТАРНЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ (НА ПРИМЕРЕ СТРОИТЕЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Москва - 1997, 1997
  14. По делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Государственного Собрания — Курултая Республики Башкортостан, губернатора Ярославской области, Арбитражного суда Красноярского края, жалобами ряда организаций и граждан