<<
>>

§ 2. НТР и ее социально-экономические последствия

В середине прошлого столетия человечество вступило в эпоху научно-технической революции (НТР). Ее объективные предпосылки были созданы, во-первых, промышленной революцией, которая за 300 лет своего развития изменила образ жизни людей, превратила большинство крестьян в рабочих, преобразовала государства из аграрных в индустриальные.

Во-вторых, НТР была обусловлена предшествующим развитием науки, техническим уровнем производства, который позволил реализовать открытия в области ядерной физики, кибернетики, микробиологии, биологии, химии полимеров и за десятилетия качественно преобразовать социально-экономический и политический облик мирового сообщества.

НТР – это процесс скачкообразного, качественного преобразования производительных сил общества в результате превращения науки в непосредственную производительную силу. Ее отличительная черта – масштабный и интернациональный характер, широта воздействия как на промышленность, сельское хозяйство, сферу обслуживания и управления, так и на политику, идеологию, образование, здравоохранение, быт, культуру, психологию людей, взаимоотношение человека с природой.

Динамика развития научно-технической революции во второй половине XX века позволяет выделить два главных этапа:

I этап – 50-е – 70-е годы XX века, характеризуется прорывами на отдельных направлениях научно-технической мысли, ядерной энергетики, телевидения, компьютерной техники. В этот период открываются и используются новые источники энергии, бурно развивается химия, генетика. Наивысшим достижением стало освоение космоса.

II этап – с середины 70-х годов ХХ в. продолжается по настоящее время. Основным содержанием новой фазы НТР (так называемой технотронной революции) стали массовая компьютеризация производства и внедрение компьютеров в самые различные сферы производства и управления, развитие наукоемких и свертывание традиционных отраслей производства, внедрение энерго- и ресурсосберегающих технологий, рост сферы услуг, повышение качества жизни, а также функциональные изменения в самой науке.

Начинается сложный процесс структурной перестройки экономики и переход всей западной цивилизации в новую фазу «информационного» или «постиндустриального общества».

НТР и Запад. Экономический рост в послевоенные три десятилетия был связан со стабильностью международной валютной системы; либерализацией мировой торговли, т.е. снижением пошлин; опережающим темпом роста мировой торговли; региональной экономической интеграцией; активной регулирующей ролью государства; растущим значением научно-технического прогресса; дешевой энергией, сырьем, рабочей силой и др.

Правящие круги индустриально развитых стран, возлагая особые надежды на научные исследования, видели в них прежде всего средство совершенствования и наращивания военного потенциала. В США за 1937 – 1953 гг. правительственные ассигнования на гражданские исследования возросли всего лишь в 3 раза, а на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР) военного характера – в 140 раз.

Далеко идущие последствия не только военного, но и геополитического характера имели достижения науки и техники в ходе работ по созданию атомного оружия в США.

Военно-стратегические соображения лежали в основе достижений в области реактивной авиации и ракетостроения. В 1944 г. летчик ВВС США Дж. Галахер на бомбардировщике Б-50 совершил беспересадочный полет вокруг земного шара. К середине 50-х годов появились реактивные самолеты и в гражданской авиации: «Каравелла» (Франция), Боинг-707 (США), которые произвели переворот в гражданских авиаперевозках во всём мире. В США создаются межконтинентальные баллистические ракеты. Под влиянием достижений СССР в области освоения космического пространства президент Кеннеди осуществляет перестройку системы руководства наукой и ее финансирования. В результате в Соединенных Штатах расходы на науку возросли с 1,4% до 3% (1964) валового национального продукта.

Важнейшим направлением научно-технического прогресса в послевоенные годы было развитие информатики, постоянное совершенствование ЭВМ.

Стимулятором обширного круга теоретических и прикладных исследований послужила новая наука - кибернетика, основные положения которой были впервые систематизировано изложены американским учёным Н. Винером.

Большое влияние на дальнейший прогресс ЭВМ оказал выдвинутый Джоном фон Нейманом в 1945 – 1946 гг. принцип хранимой программы. В 50-е годы американцы Дж. Кемени и Т. Курц разработали язык программирования Бейсик, который первоначально предназначался для вводного курса по информатике. К концу 50-х годов (на основе работ У.Б. Шокли и идей Дж. Даммера) был осуществлен переход от ламповых устройств ко «второму поколению» ЭВМ, выполненных на дискретных полупроводниковых и магнитных элементах.

В 40-50-х годах значительно обогатилась техническая база массовых коммуникаций. В 1949 г. в США были налажены регулярные передачи цветного телевидения по разработанной П. Гольдмарком системе последовательной передачи цветов. В 50-х годах работы У.Б. Шокли, Дж. Бардина и У. Бриттена, открывших транзисторный эффект в германиевых кристаллических детекторах, позволили создать транзисторный приемник.

Выдающихся успехов достигла генетика, был выявлен носитель наследственности – молекула ДНК. Возникла новая отрасль науки - генная инженерия, поставившая перед собой задачу управления наследственностью. Генная инженерия вышла за пределы лабораторий, и её открытия стали широко применяться в сельском хозяйстве.

Возросшая роль США в развитии науки и техники в послевоенные годы, была во многом обусловлена использованием лучших научных умов Европы, бежавших за океан от преследо­вания нацистов. Тот факт, что экономика и территория США не пострадали во время войны, и даже наоборот был получен импульс к уско­ренному развитию науки и техники за счет значительных финансовых ин­вестиций, позволил США совершить прорыв во многих областях знаний и опередить другие страны.

Научные открытия и изобретения послевоенных лет придали мощный толчок развитию промышленности. Появились совершенно новые отрасли – атомная, ракетная промышленность, производство полупроводников и т.д.

Все эти успехи и способствовали развитию НТР беспрецедентными темпами с ускоренным внедрением новых разработок в промышленное производство.

Основу западногерманского и японского «экономического чуда» заложило осуществление плана Маршалла, по которому в 1947 г. 16 европейским государствам, пострадавшим в годы войны, для оказания массированной помощи правительство США выделило 17 млрд. долларов. Это позволило им быстро обновить основной капитал, перераспределить материальные, трудовые и финансовые ресурсы в пользу наиболее динамично развивающихся наукоемких отраслей, на переподготовку специалистов. (В 1947 г. СССР получил предложение участвовать в плане Маршалла, однако советское руководство ответило отказом.)

Города и экономика Западной Германии были разрушены, характерными явлениями стали массовая безработица и инфляция. Ключевым моментом экономических преобразований стала финансовая реформа. Ее возглавил Людвиг Эрхард – министр экономики, ставший позднее канцлером Германии. Каждому разрешалось обменять только 40 рейхсмарок на 40 немецких марок, которые имели реальное золотое обеспечение. Вводились прогрессивные налоги на собственность и денежные накопления, замораживались денежные накопления граждан на счетах в банках. Все было сделано для того, чтобы освободить рынок от излишней массы денег. Вскоре «черный рынок» начинал исчезать, а магазины наполнились товарами.

Политику вывода страны из тупика, которая продолжалась около 11 лет, Эрхард назвал политикой «благосостояния для всех». Сейчас в Германии всего 1% крупных предприятий, а 99% – это средние и мелкие фирмы, но на их долю приходится свыше 50% валового национального дохода.

Похожим путем поднималась после войны и экономика Японии, которая, как и Россия, не прошла к началу XX века достаточно длительного периода «классического развития капитализма», для нее была характерна многовековая изоляция, общинные традиции и т.д.

Опыт японского возрождения сводился к следующим реформам: дробление монополий, раздача крестьянам помещичьей земли, создание конкурентной среды, либерализация цен и стимулирование ключевых отраслей экономики. Кроме того, была проведена радикальная денежная реформа – старые денежные знаки были заменены, вклады заблокированы, их изъятие запрещалось.

Был принят антимонопольный закон, освобождавший экономику от засилья восьми крупных финансово-промышленных корпораций. В результате начавшегося процесса «разукрупнения» концерн «Мицубиси», например, был разбит на десятки мелких фирм. То обстоятельство, что в Японии не испугались ликвидации гигантских военных монополий, способствовало усилению здоровой конкуренции. Сегодня сталь производят пять компаний, автомобили выпускают девять компаний, бытовую электронику – семнадцать. В Японии 99,3% предприятий относятся к малому и среднему бизнесу. И только 0,7% – крупные объединения. 32% промышленного населения работает на крупных предприятиях и 68% заняты в мелком и среднем бизнесе.

Не имея сырья, Япония начала с трудоемких и материалоемких изделий, таких, как текстильная продукция. Заработанные посредством экспорта текстиля средства были направлены на развитие металлургии и превращение ее в следующую по значению в экспортной стратегии отрасль. От трудоемкой продукции (текстиль) акцент смещается на экспорт материалоемкой продукции (металлы, химические продукты).

Экспорт автомобилей стал следующим шагом по продвижению Японии по ступеням международной экономической деятельности. Хорошо известны и следующие ступени: судостроение, электроника, вычислительная техника и средства связи. Освоение новых технологий стало символом японской экономической победы.

В развитых капиталистических странах на первом этапе НТР сложилось модифицированное общество с новыми специфическими чертами, которые не были присущи им ранее. Им удалось обеспечить достижение значительно более высокого уровня жизни, обусловленного массовым потреблением и социальной защищенностью. Показателем «государства благосостояния» стало широкое развитие системы государственной и общественной социальной помощи, образования, здравоохранения, выплат многочисленных пособий по бедности, безработице, многодетности, пенсионного обеспечения и стипендий. В целом на социальные нужды в государственном бюджете Великобритании в 1974 г. шло 28,6%. В скандинавских странах эта доля была даже более высокой, достигая 50-60% всех бюджетных расходов.

Достижение такого высокого уровня потребления стало возможным благодаря резкому росту производительности труда и переориентации производства на предметы длительного пользования для массового покупателя.

В 50 – 60-е гг. правительства стран Запада и Северной Америки сумели применить кейнсианскую теорию «эффективного спроса». Рост заработной платы, социальных расходов расширили совокупный спрос и создали массового потребителя важнейших товаров длительного пользования (холодильники, стиральные машины, автомобили, радиоаппаратура, жилье и пр.) Благодаря таким структурным переменам в системе «производство – потребление» создалась возможность относительно длительного периода экономического подъема и высоких темпов роста, существенного сокращения безработицы до уровня почти полной занятости.

Глубокие перемены произошли в сельском хозяйстве. Мощное развитие технологии и биотехнологии, сельскохозяйственного машиностроения позволило в послевоенные десятилетия завершить механизацию и химизацию сельского хозяйства. За 1950-1962 гг. число тракторов выросло только в странах Общего рынка с 350 тыс. до 2,6 млн. К середине 60-х гг. Западная Европа не только полностью стала обеспечивать себя продуктами питания, но и превратилась в крупного экспортера продовольствия. Все это происходило при сокращении занятости в сельском хозяйстве (до 1/3 довоенного уровня).

Одной из причин ускоренного развития экономики ведущих стран была относительная дешевизна нефти и сырьевых материалов, добываемых в странах «третьего мира».

Нефть стала главным двигателем экономической жизни. За период 1950 – 1973 гг. мировая добыча нефти возросла в 6 раз. На Ближнем Востоке, в районе Персидского залива, в Северной Африке и Азии были открыты исключительно богатые и дешевые источники нефти. Ее дешевизна способствовала вытеснению угля из энергетического баланса европейских стран. Тонна нефти в 1950 – 1972 гг. стоила 10 – 15 долларов (сейчас почти в 10 раз дороже). Экономический рост обеспечивался преимущественно экстенсивными факторами, т.е. за счет вовлечения в производство всевозрастающих материальных и людских ресурсов, в том числе иностранной рабочей силы. На дешевых поставках нефти и сырья процветали нефтехимическая и обрабатывающая промышленность, автомобилестроение, осуществлялась моторизация, механизация и химизация сельского хозяйства. С экстенсивным процессом роста шла и интенсификация производства, но ее перекрывал количественный рост материальных и энергетических затрат.

К началу 70-х гг. экономический подъем в индустриально развитых странах иссяк, вслед за падением темпов развития в 1974 г. начался эконо­мический кризис, который охватил все индустриальные страны Европы, США, Японию. В ряде стран падение производства составило 14%. Сократился объем мировой торговли, резко обострилась конкуренция. Безработица приняла массовый харак­тер. Росла инфляция. Сочетание кризиса и инфляции делало неэффективными прежние кейнсианские мето­ды и инструменты регулирования экономики. Увеличение государственных расходов усиливало инфляцию, а их сокращение вело к углублению спада в экономике и росту безработицы.

Эко­номический кризис 1974 – 1975 гг. усугубился одновременно энергетическим кризисом. Страны-производители нефти с начала 70-х гг. почти в десять раз повысили цены на энергоносители, и прежде всего на нефть. Это заставило страны Западной Европы и США ис­кать пути перехода к энергосберегающей технологии. Они вынуждены были переходить от экстенсивного к интенсивному произ­водству, что требовало иной научной и технологической ба­зы. Эти факторы обусловили переход ко второму этапу научно-технической революции.

Принято считать, что переход к постиндустриальному (информационному) обществу начался в конце 70-х – начале 80-х годов, когда произошел прорыв в развитии компьютерно-информационных технологий, что позволило ряду стран перейти к повсеместному использованию компьютерной техники на самых различных уровнях общества, начиная с семьи и кончая государством и коммерческими структурами.

Этот этап характеризуется резким увеличением роли непроизводительной (особенно образовательной) сферы, индивидуализацией потребления. В отличие от аграрного и индустриального общества, где главным богатством был «осязаемый» капитал (земля, фабрики), на эту роль начинают претендовать знания, информация, технологии.

В 70-е годы происходит свертывание «традиционных отраслей» (добывающая промышленность, металлургия, некоторые сферы машиностроения) и осуществляется переход к ресурсосберегающим технологиям, наукоемким производствам (микроэлектроника, информатика, робототехника, новые материалы, биотехнология).

Это не могло не вызвать глубоких социальных изменений. Сегодня наибольшее количество занятых (от половины до 2/3 самодеятельного населения) приходится на сферу информации и услуг, а затем уже – промышленности и аграрного сектора.

Из производства вытесняется рабочий, занятый физическим трудом, «привязанный» к станку и конвейеру. По оценке американского социолога Д. Белла удельный вес фабричного пролетариата в общей рабочей силе может оказаться столь же ничтожным, как доля фермеров в настоящее время, т.е. 2 – 4 %. Процесс сокращения числа занятых в промышленности и сопровождался ростом количества ученых, учителей, работников здравоохранения, сферы обслуживания. Так, за последние 40 лет прирост занятых в материальном производстве США составил 35%, а прирост занятых в сфере услуг – 500%. Возникли условия для создания заводов-автоматов – «безлюдных» производств. Уже в 70-е годы Япония и США значительно опередили в этом своих западноевропейских конкурентов.

В сельском хозяйстве Соединенных Штатов Америки занято менее 3% от всей рабочей силы (в России этот показатель примерно в 15 раз больше). В то же время в промышленном производстве США работают около 1/3, а в сфере услуг – 2/3 трудоспособного населения.

Теорию постиндустриального общества впервые начали разрабатывать на Западе. В ее создании принимали участие такие ученые, как Д. Белл, Дж. Гелбрейт, У. Ростоу, Е. Жак, Р. Арон, Ж. Фурастье, П. Драккер. Они исходят из посылки, что НТР является ведущим фактором трансформации современного общества. Технологический прогресс существенно модифицировал социальные отношения, вызвал массовые потребности и одновременно создал средства их удовлетворения. Произошел отказ от развития унифицированных производства и потребления, т.е. активизировался процесс индивидуализации производства и потребления, что, прежде всего, получило выражение в небывалых сдвигах в структуре рабочей силы, обусловив ее дрейф из сферы производства в сферу услуг и информации. Таким образом труд стал терять ярко выраженный общественный характер, ибо значительная часть людей получила возможность самосовершенствования на основе индивидуального выбора рода занятий. Иными словами – трудовая деятельность в постиндустриальном обществе все менее мотивируется осознанием материальной необходимости (в силу достаточной насыщенности рынка товаров и услуг, развитой системы социального обеспечения и т.д.), модифицируясь в более высокий тип деятельности - творчество.

В информационной цивилизации завершился процесс превращения науки в важный фактор развития общества в целом. В развитых странах в последней четверти ХХ века происходит возрастание интеллектуализации труда: в 1980 г. в США в отраслях, связанных с информационными процессами, работало около 14% всех занятых. Высшее и среднее образование становится базовым для многих профессий, причем персоналу приходится периодически переучиваться и переквалифицироваться. Высокий профессиональный уровень работника производства включает и его квалификацию, здоровье, моральные и волевые качества, общую культуру.

Активно входит в быт микроэлектроника. Видеомагнитофоны и видеокамеры, цифровые видеопроигрыватели, радиотелефоны и видеокассеты, видеодиски, кабельное телевидение интенсивно меняют быт людей. За 70 – 80-е годы стоимостной объем выпуска новейшей аппаратуры в шести цивилизованных странах (США, Японии, Великобритании, Франции, ФРГ и Италии) увеличился более чем в семь раз. Домашние персональные компьютеры управляют бытовыми приборами, помогают образованию, становятся предметом массового спроса.

Новая волна НТР заметно сместила фокус экономической деятельности от производства товаров в сторону производства знаний о том, как лучше их делать и быстрее продвигать на рынке. Высокая производительность труда позволяет постепенно сокращать рабочий день, получать больше времени для отпусков, отдыха и развлечений. Помимо частичной занятости, распространяется, особенно в сфере местной администрации, бизнеса и финансов, работа на дому с ПК как одним из терминалов информационно-управляющей системы. Такой вид занятости позволяет экономить на административных помещениях, уменьшает служебные стрессы, повышает производительность труда.

В целом постиндустриальное общество, формирующееся пока лишь в наиболее развитых, цивилизованных государствах, отличает наличие глубоких, радикальных преобразований буквально во всех сферах жизни на основе широкого использования компьютерной техники, информатики и новейших технологий. Эти изменения оказывают революционное воздействие на дальнейшее развитие экономики, ее структуры, на роль человека в новых условиях и на социальные сферы жизни общества.

В рамках постиндустриального общества уже решаются многие социальные проблемы на основе обеспечения достойного уровня жизни большинства населения развитых стран. Одновременно постиндустриальная концепция в известной степени обоснованно показывает возможные пути дальнейшего развития цивилизации.

НТР: СССР и современная Россия. В послевоенные годы вопросы технического перевооружения производства на основе последних достижений науки и техники постоянно рассматривались на партийном и государственном уровне с принятием соответствующих постановлений, в которых научно-технический прогресс был определён главным рычагом создания материально-технической базы общества, ключевой проблемой развития экономики на современном этапе.

Создавались новые академические и отраслевые научно-исследовательские институты, вузовские лаборатории на предприятиях, научно-производственные объединения, межотраслевые научно-технические комплексы, и другие формы интеграции науки и производства. К концу 80-х гг. количество научных работников, составило 1,5 млн. человек, что ровнялось одной четвертой части всех научных работников мира. СССР, население которого составляло примерно 1/17 часть всех жителей Земли, давал почти треть мировой научной продукции и пятую часть всех технических решений, ежегодно регистрируемых в мире. Свидетельством мирового лидерства СССР стали первая советская ЭВМ (1949), первая в мире атомная электростанция (1954), начало эксплуатации атомного ледокола «Ленин» (1959) и другие достижения мирового уровня.

Непосильное участие СССР в изнурительной гонке вооружений в период «холодной войны» деформировало структуру народного хозяйства Советского Союза: все отрасли, которые работали на чело­века и не были связаны с военно-промышленным комплексом, безнадёжно отставали в своем развитии. С большими трудностями сталкивались ученые, которые занимались квантовой механикой, кибернетикой, генетикой. Исследователи генетики были объявлены лжеучеными, а их труды – вне закона. Колоссальные средства, материальные ресурсы шли в первую очередь на нужды военного комплекса.

Однако, как это не парадоксально, именно «холодная война» и гонка вооружений во многом определили успехи по­слевоенного развития СССР, особенно в научно-техническом области. Возникли новые производства: точное приборостроение, ракетостроение, атомная энерге­тика, но это было связано главным образом с развитием военных отраслей и вело к наращиванию тяжёлой индустрии.

Во второй половине 50-х годов в Советском Союзе развивается серийное производство вычислительной техники, что открывает путь к магистральному направлению НТР – автоматизации производственных процессов и управлению ими.

Достижения научно-технической мысли стали возможны благодаря предельной концентрации усилий советского общества на ряде узких направлений: ядерной энергетике, космической технике, квантовой электронике. Большой оборонный потенциал этих отраслей в условиях «холодной войны» обеспечил им приоритетный режим развития, в том числе для формирования совершенно новых направлений фундаментальных ис­следований в области физики, математики, химии. На эти направления привлекались наиболее талантливые учёные. В области физики атомного ядра советская наука смогла занять одно из ведущих мест в мире. В 1957 г. в СССР был запущен самый мощный в мире ускоритель элементарных частиц - синхрофазотрон.

В эти же годы созданы реактивные пассажирские самолёты. Реактив­ный лайнер ТУ-104 первым в мире стал регулярно эксплуатироваться на авиалиниях. Конструкторские бюро. А.Н. Туполева, С.В. Ильюшина, О.К. Антонова и другие создали серию сверхскоростных пассажирских самолётов мирового класса.

Советские учёные успешно трудились в ракетно-космической области. Триумфом советской науки и техники явилось создание под руководством С.П. Королева, М.В. Келдыша первого в мире искусственного спутника Земли и выведение его 4 октября 1957 г. на околоземную орбиту и полёт первого человека (Ю. Гагарина) в космос. В последующие годы были осуществлены несколько полётов многоместных космических кораблей. В 1965 г. состоялся первый выход человека в космос, осуществлённый лётчиком-космонавтом А.А. Леоновым. Полёты космонавтов открывали возможности для дальнейшего изучения космического пространства.

Эти достиже­ния стали возможными благодаря способности командно-административной системы к концентрации усилий на главных направлениях. В отраслях, которые не были связаны с ВПК, происходили иные процес­сы: старело созданное в годы первых пятилеток промышленное и научное оборудование, крайне медленно осваивались новые типы машин, новые технологии, передовые методы труда. Велика была доля ручного труда. В середине 50-х гг. лишь около 7% всех станков в машиностроении были автоматическими и полуавтоматическими.

Отставание СССР от стран Запада во многом определялось идеологической основой системы, изоляционизмом, который выражался в ужесточении монопо­лии внешней торговли, в создании так называемого «железного занавеса», отгородившего СССР от западных стран. Широко культивировались подозрительность и пренебрежение ко всему «западному». После 1947 г. это переросло в кампанию избиения «космополитов», в борьбу с «низкопоклонством перед Западом» Это было тем более противоестественно, что СССР имел давний и успешный опыт общения советских учёных с зарубежным миром. Выдающиеся физики П.Л. Капица, Л.Д. Ландау, Я.И. Френ­кель и некоторые другие проработали в 20-е гг. значительное время в ве­дущих научных центрах Европы. Авторитаризм и идеологический диктат привели к преследованию талантливых преданных идеалам научности исследователей. Достаточно назвать философов А.А. Зиновьева, А.Ф. Лосева, М.К. Мамардашвили и М.Д. Петрова; социологов Д.А. Леваду и В.А. Ядова; историков П.В. Волобуева, М.Я. Гефтера и К.Н. Тарновского; экономистов Л.В. Канторовича, Г.С. Лисичкина, Н.П. Федоренко; генетиков Н.В. Тимофеева-Ресовского и С.С. Четверикова; физиков Л.Д. Ландау, А.Д. Сахарова, В.Ф. Турчина и многих других.

В начале 1970-х годов впервые была выдвинута задача: ранее достигнутые успехи в фундаментальной и экспериментальной науке поставить на службу всему народному хозяйству страны, перевести советскую индустрию на качественно новый технический уровень. Решению этой задачи способствовали новые АЭС, космические спутники, достижения в кибернетике, ядерной физике, в изучении земной коры и морских глубин и, особенно, появление микропроцессов и сложных интегральных схем, за разработку которых академик РАН Ж. Алферов в 2000 г. был удостоен Нобелевской премии. Ранее нобелевскими лауреатами становились ученые СССР химик Н. Семенов (1956), физики И. Тамм, И. Франк, П. Черенков (1958) , Л. Ландау (1961), Н. Басов, А. Прохоров (1964) и П. Капица (1978), которые внесли важный вклад в техническое совершенствование отечественного производства. В 70 – 80-е годы Советский Союз являлся заметным поставщиком на внешний рынок машинно-технической продукции, доля которой составляла пятую часть отечественного экспорта, а топлива и энергоресурсов – 15 – 16% (нынешние нефтедоллары составляют основу российского бюджета). Доля машин и оборудования в советском импорте не превышала 13 – 14%. Все необходимое для развития собственной экономики и науки страна производила сама.

В то же время, владея огромным научно-техническим потенциалом, Советский Союз не сумел перевести экономику на интенсивные рельсы развития. Причины этого:

- гигантская концентрация финансовых, технических и людских ресурсов в ВПК. Основная доля госбюджетных средств, выделяемых на развитие науки, шла целевым назначением на военные НИОКР. В продукции отечественного машиностроения военная техника составляла 63%, а потребительские товары – 6%. После 1985 г. военная конверсия обеспечивала выпуск гражданской продукции, не соответствующей производственному и квалификационному потенциалу оборонных предприятий.

- размах военных НИОКР, остаточный принцип финансирования «гражданской» науки, крайне слабое материальное стимулирование труда ученых, инженерно-технических работников. За два последних десятилетия XX века «утечка мозгов» составила более одного миллиона человек. С 1991 г. численность ученых в России сократилась 2 раза. Только за 1997 – 2001 гг. из науки ушло 800 тыс. человек. В условиях экономического кризиса предприятия стали придерживаться краткосрочной поведенческой мотивации, ликвидируя подразделения, обеспечивающие перспективы будущего развития. Таким образом, возникла реальная опасность трансформации России на более низкую интеллектуальную и научно-техническую стадию развития. Нарастал процесс «раскультуривания» населения, который всегда менее очевиден, чем кризис производства, обнищания людей.

- инженерная работа перестала быть престижной у подрастающего поколения. В начале 60-х годов наша страна нарастила коэффициент интеллектуализации молодежи (это – доля молодых людей, имеющих высшее образование) до 20% и занимала 2 – 3-е место в мире. В 1989 г. по этому показателю страна занимала 52 место. Ухудшение научно-технического потенциала страны в целом неблагоприятно отразилось на ее социально-экономическом развитии.

- сказалось несоответствие научно-технических возможностей и запросов производства. Вплоть до начала 90-х годов у нас народнохозяйственные ресурсы распределялись под прирост объемов производства. При этом приоритет отдавался не сфере технологического прорыва, а наращиванию мощностей традиционных производств, который в основном сложился еще в годы индустриализации и требовал радикального обновления. Автоматизация и компьютеризация производства в условиях перехода экономики к рынку в современных условиях сопровождались диспропорциями и растущими потерями в народном хозяйстве.

- слабое участие Советского Союза в международном научно-техническом сотрудничестве. Если западные государства все послевоенные годы глобальные проблемы НТР решали на транснациональном, а в последние годы – на региональном уровне, то СССР не только обходился своими силами, но и из политических соображений практически бесплатно передавал патенты, новую технику и технологию восточноевропейским и развивающимся государствам.

Научно-техническое сотрудничество СССР с развитыми капиталистическими странами было дискриминировано в разгар «холодной войны», когда в 1949 г. представителями стран НАТО под эгидой США был создан межправительственный координационный комитет по контролю над экспортом в социалистические страны (КОКОМ). Его запретительные списки включали 100 тысяч наименований экспортных товаров, которые каждые три года пересматривались с тем, чтобы не допустить утечки на Восток передовых технологий. Эти ограничения действуют до сих пор.

- существовавшие в советский период система экономических отношений, формы хозяйствования, сверхмонополизм и ведомственная подчиненность.

Подведем итоги. Мир за вторую половину XX – начало XXI вв. под воздействием НТР и «холодной войны» качественно изменился. Капитализму его властные структуры и новации НТР позволили резко повысить порог выживаемости, в полной мере воспользоваться результатами научно-технического прогресса, гибко реагировать на социальные проблемы современного общества, обеспечить большинству населения своих стран занятость, материальный достаток и высокий уровень политических свобод. Тем самым, он в основном решил стоящие перед ним задачи. Социализм же не смог в полной мере раскрыть свои потенциальные возможности и не дал миру убедительный пример более высокого уровня материального производства.

Ключевым вопросом для современной России был и остаётся вопрос о переходе от экономики, отторгающей НТР, к цивилизации «постиндустриальной», нерасторжимо связанной с НТР, которая по-настоящему выступает как постоянный фактор саморазвития.

У России есть все необходимые предпосылки для постиндустриального обновления своего технологического базиса. Россия унаследовала от СССР преобладающую (не менее 60%) часть производственного потенциала, особенно в самых важных для технического прогресса сферах. Что касается НИОКР, то в расположении России осталось не менее 70% союзного потенциала, а в области фундаментальных наук – не менее 80%.

Россия получила мощную индустриальную базу СССР, в том числе, топливоэнергетический, сырьевой и машиностроительный комплексы и разветвленную инфраструктуру.

Наше отставание в науке, особенно фундаментальной, все же не такое большое, как в производственном и инновационном отношениях. И после сокращения в 1990-х гг. занятых в науке примерно вдвое, Россия остается в группе лидирующих стран по числу исследователей и разработчиков на 10 тысяч экономически активного населения.

Страна и сейчас располагает серьезными и далеко не полностью используемыми научно-технологическими заделами и возможностями в ряде важных областей. К их числу можно отнести космическую промышленность, мощные авиастроение и атомную промышленность. При серьезном отставании от развитых стран отдельные разработки и заделы прорывного характера имеются также в лазерной технике, электронике, информатике, телекоммуникациях, биотехнологии.

Сохраняются сравнительно высокие позиции и в отношении человеческого капитала, особенно в части образовательного уровня и профессиональной квалификации. Так, по индексу развития человеческого капитала (ИРЧП), исчисляемому в ООН путем интеграции показателей продолжительности предстоящей жизни, грамотности взрослых, продолжительности обучения и размеров ВВП (внутренний валовый продукт) на душу населения, Россия до недавнего времени относилась к высшей группе стран.

Правда, к 2000 году она перешла в среднюю группу стран. Но это произошло за счет падения показателей среднедушевого ВВП и продолжительности жизни при сохранении на высоком уровне образовательной составляющей ИРЧП.

Необходимые масштабные преобразования в технологических основах экономики и человеческом капитале России возможны только на основе долгосрочной научно-технической и образовательной политики государства.

Второй этап НТР выявил стремление к международному разделению творческого труда, его интернационализации, чему способствовали интеграционные процессы в рамках транснациональных корпораций: Европейского экономического сообщества, Европейского технологического проекта «Эврика», Европейской стратегической программы в области информационной технологии, Евратома, Североамериканской экономической интеграции, Еврокосмоса и т.д.

Однако проявились тенденции и иного плана. Усиливающееся влияние НТР на глобальные проблемы мирового сообщества затронуло межнациональные и национальные интересы. Среди них:

- различие в уровне жизни людей в развитых и развивающихся странах (на долю последних приходится всего одна треть общемировой продукции, хотя проживает в них три четверти населения планеты);

- «производственная экспансия» Европы в сторону восточноев­ропейских стран, США – в сторону Восточной Азии и Мексики, Японии – в сторону быстроразвивающегося азиатского региона и всех вместе – в сторону России и других стран СНГ.

Беспрецедентный уровень благополучия и мощи богатого меньшинства (проживающего в основном в северном полушарии) ведет одновременно к рискам и дисбалансам, угрожающим самому существованию человеческой цивилизации. Избежать катастрофы можно лишь допустив развивающиеся страны (сконцентрированные, в основном, в южном полушарии) к новейшим энерго- и материалосберегающим экологически чистым технологиям и превратив их в государства, производящие конечный продукт, а не в добывающие и перерабатывающие сырье, что имеет место сегодня. Но на этом пути барьером стоит право интеллектуальной собственности, на страже которого стоит частный бизнес развитых стран. По этой и другим причинам на смену противостоянию Запада и Востока приходит нарастание напряженности между Севером и Югом.

Решение проблемы, очевидно, состоит в том, чтобы ООН, ее структуры, другие международные гуманитарные, научно-технические, общественные и иные организации, политики развитых стран выработали унифицированные нормы и правила использования достижений НТР в планетарном масштабе.

Постиндустриальная западная цивилизационная система, несмотря на лидерство в современном мире, не может претендовать на всеобщность. Её техногенный характер не совпадает в принципе с основами параллельно развивающихся цивилизаций Востока, с их отрицанием индивидуализма, культом традиционной иерархии власти, коллективизмом и т.д. Подавляющая часть населения планеты едва ли сталкивается с проблемами жизни в постиндустриальном мире, зачастую борясь за простое биологическое выживание (большинство народов Азии, Африки и Латинской Америки).

<< | >>
Источник: Отечественная история: Учебное пособие для технических вузов / Под ред. Бодровой Е.В., Поповой Т.Г. Издание 2-е, переработанное и дополненное. М.,2005. 496 с.. 2005

Еще по теме § 2. НТР и ее социально-экономические последствия:

  1. Дьякова Елена Владимировна. ТРАНСФОРМАЦИЯ И РЕГУЛИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНО- ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ МОНООТРАСЛЕВОГО ГОРОДА В АГРОПРОМЫШЛЕННОМ РЕГИОНЕ (на примере г. Заринска Алтайского края). Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Барнаул - 2004, 2004
  2. 3. Общероссийские классификаторы технико-экономической и социальной информации
  3. ГЛАВА 3. НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СОЦИАЛЬНО- ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ МОНООТРАСЛЕВОГО ГОРОДА
  4. Основные направления улучшения социально-экономического по­ложения моноотраслевого города
  5. Организационно-правовые аспекты государственной политики по социально-экономическому развитию моноотраслевых городов
  6. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОС­НОВЫ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ РАЗВИТИЯ МОНООТРАСЛЕВЫХ ГОРОДОВ
  7. «Экономическая информация», «экономическая новость», «экономическая журналистика»: общая характеристика понятий
  8. 8.5. Расходы на социальное обеспечение и социальную защиту населения
  9. 26. Социальное страхование
  10. Анализ развития социальной сферы и занятости населения
  11. Социальная структура и правовое положение населения