<<
>>

Физиологическая антропология

1. Конституция и реактивность.

2. Конституция и адаптации.

3. Конституция и деятельность.

4. Генетика и конституция.

Все разнообразие конституциональных классификаций рождается из взаимосочетания трех главных признаков: продольных размеров тела, доминирующего типа обмена веществ (массивность), вида реагирования.

Последний из этих признаков – вид реагирования – был описан сравнительно недавно и по своей сути во многом отличается от хорошо известного в литературе понятия реактивности. Понятие реактивность обязано своим возникновением работам Гиппократа, в которых разная устойчивость людей перед воздействием природных факторов объяснялась неправильным смешением жизненных соков организма. Существенный толчок развитию понятия реактивность дали последователи Гиппократа – Пеланий, Диоскорид и Секст Эмпирик. Они использовали терминологию и объяснения своего учителя для введения нового функционального понятия «идиосинкразия», обозначая им особые варианты смешения жизненных соков в органах и тканях человека, способствующие бурным ответным реакциям организма на воздействие каких-либо факторов внешней среды. В дальнейшем понятие «идиосинкразия» было заменено более общим термином «реактивность» Сиротинин [1981] трактует понятие «реактивность» как «свойство организма реагировать определенным образом на воздействие окружающей среды». По Адо [1970] «свойство организма отвечать изменением жизнедеятельности на воздействие среды – есть реактивность».

Как видно, между обоими определениями не существует принципиальной разницы. Реактивность, по этим определениям, есть интегральное синхронное изменение функциональной активности всех регуляторных, гомеостатических систем в ответ на любое внешнее воздействие. Различают четыре основных типа реактивности: гипер-, гипо-, нормо- и дезэргический. Первые три выявляются, как правило, у практически здоровых животных и человека, последний – чаще у тех организмов, чьи связи с окружающей средой чем-то нарушены.

Генетики нормой реакции называют широту изменчивости фенотипа, возникающую при взаимодействием генотипа с окружающей средой.

Реактивность динамична, непостоянна во времени, она испытывает циклические колебания в суточном, недельном, месячном и годичном периодах.

Об изменениях реактивности организма в течение суток свидетельствуют общеизвестные сведения о том, что у одних людей прирост бодрости, работоспособности, активности отмечается в утренние часы, у других – в вечерние. Первых называют жаворонками, вторых – совами. В известной мере, подобные различия связаны, вероятно, с суточными ритмами артериального давления. У людей с низкими его значениями (гипотоников) артериальное давление повышается к концу дня, и тогда они обретают максимум работоспособности. У людей-сов причина ясна, а у других она не проявляется столь отчетливо. Тем не менее, данные близнецовых исследований позволяют считать обоснованным предположение о генетической природе хронобиологических характеристик каждого человека.

Реактивность организма женщин изменяется в соответствии с периодами менструального цикла. Наиболее высокий уровень ее, при котором состояние женского организма требует большей заботы и не допускает физических и психических перегрузок, приходится на день овуляции, а не на дни менструации.

Приведенные данные касаются вопроса срочного реаирования организма на изменяющиеся условия среды. Понимание этой особенности позволило рассматривать три известных типа реагирования (гипер-, гипо-, нормоэргический) как производные нормы-реакции [И.И.Шмальгаузен, 1982] и возможность взаимного перехода этих типов друг в друга. Скорость и полнота такого перехода обусловили такие понятия как функционально-динамический тип организации индивида и стратегия адаптации.

Основой выделения стратегии адаптации являются законы Э. Бауэра, которые позволяют прогнозировать характер поведения биосистем во времени при их контакте с изменяющимися факторами среды. В период длительного взаимодействия организма человека с факторами внешней среды, имеющими разную силу воздействия на индивида, можно наблюдать три качественно отличных вида реагирования, два из которых полярны по своему содержанию, третий – промежуточный.

Критерием, при помощи которого можно надежно выделять эти виды реагирования, по данным В.П.Казначеева [1973], является время выполнения субмаксимальной мощности работы. Эта относительная величина всегда обратно пропорциональна силе противодействия организма разрушительному влиянию среды. Опираясь на этот критерий, В.П.Казначеев выделил полярные виды реагирований. Первый – способность индивида хорошо выдерживать воздействия кратковременных и сильных нагрузок, но неспособность противостоять длительно действующим слабым раздражителям. Людей с таким типом реакции он назвал спринтерами, в отличие от стайеров способных сохранять высокий уровень устойчивости при длительном воздействии слабых по силе раздражителей и крайняя неустойчивость перед сильными кратковременно действующими раздражителями. Третий – способность сочетать в своих реакциях на внешние раздражители не всегда дополняющие друг друга черты реакций индивида, присущих первому и второму видам реагирования. Такой тип стратегии адаптации Казначеев назвал промежуточным. Он присущ большинству людей.

Принимая во внимание изложенное, можно представить обобщенную схему реагирования индивида на совокупное действие факторов среды в условиях комфорта и при попадании под неблагоприятное действие тех же самых факторов, но в экстремальной среде. Вероятно, в комфортных условиях связь организма с внешней средой осуществляется в рамках широты диапазона имеющегося набора норм-реакций, а при попадании в экстремальные условия – за счет описанных видов реагирования, а через них – в рамках стратегий адаптивного поведения по В.П.Казначееву [1973]. Индивиды, которым присущ первый вид реагирования в антропометрических, функциональных, психических, биохимических, биофизических, гематологических показателях, существенно отличаются от тех видов, которые при взаимодействии с факторами среды используют второй вид реагирования или промежуточный вариант. Различия в реактивности обусловливают выработку индивидуально стиля деятельности. С его помощью лица различных типов темперамента способны достигать одинаковых результатов деятельности.

Таким образом, успешность деятельности, основанная на выработке ее индивидуального стиля, учитывающего психодинамические, соматические и другие качества человека, представляет собой реактивность с позиции деятельности. Причем деятельности как системообразующего фактора, контролирующего все иерархические уровни системы человек-общество.

Реактивность в аспекте сохранения здоровья при лучшей (оптимальной) адаптации организма к окружающей среде и реактивность в плане успешности деятельности при формировании ее индивидуального стиля – взаимно дополняют одна другую. Для человека как интегрально социального существа, первая (биологическая) форма реактивности интегрируется второй (социальной). Ведь критерием здоровья человека служит в числе прочего успешность выполнения им всех обязанностей, налагаемых обществом, в том числе и долго трудиться.

Реактивность человека зависит от нейродинамических качеств, которые при соответствующей их типологии, должны быть включены в понятие «конституции». После полувековых попыток изучения соматотипа и психодинамических процессов (особенностей темперамента) наконец были установлены различия психологических свойств у людей атлетоидного, промежуточного и церебрального типов телосложения. Представляют интерес и данные, полученные в спортивной антропологии. Оказалось, что типология на основе соматических признаков и типология по соотношению «быстрых» и «медленных» мышечных волокон не зависят друг от друга. Это подтверждает «двухслойность» конституции. Первый слой состоит из признаков, определяемых особенностями реактивности и «биологического времени» и включает в себя комплекс морфологических, физиологических, биологических, психодинамических особенностей индивида. Второй слой конституции базируется на признаках, обусловленных реактивностью, не связанных с характером индивидуального развития и включают спектр «быстрых» и «медленных» мышечных волокон, серологических и дерматоглифических признаков и других генетических маркеров. Рассмотрим эти слои, искусственно противопоставив два крайних конституциональных типа, подробно описанных в литературе: эктоморфный (тип Дон Кихота) и эндоморфный (тип Санчо Пансо). Этот вероятностный, групповой портрет, основанный на среднестатистических данных и корреляции признаков, редко может соответствовать отдельному человеку и поэтому является абстрактным. Человек эктоморфного типа – высокорослый, с долиморфными пропорциями (узкотелый, с коротким телом и длинными конечностями) слабым жироотложением и «сухими» мышцами. У него большая удельная поверхность тела (отношение абсолютной поверхности к массе тела) и поэтому высокие теплоотдача и теплопродукция организма. Обмен веществ ускорен. Процессы роста и развития растянуты во времени. Половое созревание наступает в относительно поздние сроки, климакс – тоже. Характериологически лица эктоморфного типа отличаются поглощенностью в себя (интровертированностью), замкнутостью, склонностью к фантазиям и отвлеченным рассуждениям. В случаях нейропсихического стресса эти люди «разряжаются» с трудом, носят в себе свои переживания. У них патология нередко имеет стрессовый характер (например, развитие язвы желудка).

Человек эндоморфного типа – низкорослый с брахиоморфными пропорциями (хорошо выражены широтные размеры тела, длинное туловище и относительно короткие конечности). Нередко у него большое жироотложение, массивные мышцы, небольшая удельная поверхность тела определяет низкую теплоотдачу и замедленность обменных процессов. Люди эндоморфного типа отличаются ускоренностью процессов роста и развития, относительно ранними сроками полового созревания и климакса. Особенности темперамента – общительность, эмоциональность, экстравертированность, склонность к конкретным видам деятельности. В условиях нейропсихического стресса люди эндоморфного типа легко разряжаются. Для них не характерны последствия стресса в виде язвенной болезни желудка и других нарушений.

Реальна ли обособленность друг от друга первого и второго слоев конституциональных признаков? Их объединяет связь с проявлениями реактивности организма, а разграничивают источники и механизмы возникновения: признаки первого слоя образуют функциональную целостность, второго – исторически возникшую целостность, связанную с процессами расо- и этногенеза.

По-видимому, обособленность этих слоев условна и признаки второго слоя так же связаны с индивидуальными особенностями биологического времени, как и признаки первого. Подтверждением этому служат данные о связи показателей роста организма с такими маркерами, как дерматоглифика, одонтоглифика, группы крови, восприимчивость вкуса, а также результаты изучения роли этнической и расовой принадлежности как фактора роста и развития.

При решении вопроса, какой признак (морфологический, физиологический, биохимический, психодинамический) является наиболее информативным для отнесения человека к тому или иному типу конституции следует учитывать меру их всеобщности. Все они характеризуют состояние реактивности организма, давая в чем-то разные, но в главном совпадающие оценки. И физиологические, и биохимические показатели оценивают состояние организма только в данный момент времени. Конечно, это состояние возникает на предшествовавшем возрастном фоне, но настоящие проявления его не позволяют столь легко определить возрастной фон. Морфологический критерий в силу закона о необратимости развития отражает не только настоящее, но и прошлое возрастных перестроек организма. Поэтому лишь он может быть достаточно информативен при суждении об особенностях биологического возраста данного человека. Это дает основание считать, что приоритетную и исчерпывающую роль приоценке типа конституции играют морфологические приемы соматотипирования. Следовательно, попытки преимущественного использования схем функционального типирования имеют для учения о конституции ограниченное значение, хотя для физиологии и знания об адаптации оно существенно.

Представляют ли собой конституциональные типы, изолированные друг от друга целостности (дискретны ли они), или это непрерывная цепь явлений (континуум)? Существуют два способа оценки конституции – аналитический и синтетический. В первом случае учитываются степени выраженности каждого конституционального признака, а затем, с учетом их градации, определяется тип конституции. При этом подходе нет четких разграничений, существует плавный переход каждого признака от одной градации у одного человека к другой у другого.

Синтетический способ оценки конституции предполагает выделение комплекса взаимосвязанных признаков с учетом их дискретности. Этот подход, более перспективен и в соматотипологии, и в учении о темпераменте.

Таким образом, изложенное позволяет дать определение типу конституции с учетом всего многрообразия ее проявлений. Тип конституции – это дискретный комплекс взаимосвязанных морфологических, функциональных и психодинамических признаков, связанным с ускоренным, средним или замедленным темпом индивидуального развития, с определенной степенью устойчивости к действию факторов окружающей среды и сформированным на основе данного комплекса индивидуальным стилем деятельности. Для человека как интегрально социального существа ведущую роль играет успешность деятельности. В связи с тем, что индивидуальный стиль может возникнуть на разной конституциональной основе и обеспечить необходимую продуктивность деятельности, не существует хороших или плохих конституциональных типов.

Конституция каждого человека представляет собой сочетание унаследованных возможностей и возникших на их основе при формирующем влиянии окружающей среды морфофункциональных реальностей. Наследственность ответственна в первую очередь, за отсчет индивидуального биологического времени; именно этот фактор формирует основу комплекса взаимосвязанных признаков. Возможно, наследственность дает толчок лишь первому движению «биологических часов», далее коррегирующая роль переходит к окружающей среде, определяющей не только поступательный ход биологического времени и развития, но и цикличность изменений организма в различных интервалах этого времени.

При рассмотрении конституции данного человека во временной ретро- или перспективе она представляется относительно стабильной. При изменяемости конституциональных характеристик следует считать их неудачно подобранным. Ведь конституциональным (от латинского constitutio – построение) является то, что проявляет относительную неизменность, стабильность в организме. Однако при этом нельзя забывать о возможности циклических изменений конституциональных признаков, с одной стороны, и о возможном наличии в генотипе каждого человека наследственных предпосылок к формированию различных комплексов признаков. Перестройка типа конституции, о котором можно судить по соматотипам, совершается в узловые (критические) периоды развития. Снижение уровня наследственного контроля и повышенная восприимчивость организма к воздействиям окружающей среды могут обусловить в период перед рождением, во время полуростового (6 – 7 лет) и ростового (12 – 13 лет) скачка изменения соматотипа. Критическими для женщин являются, вероятно, также периоды беременности и климакса. Никем еще не были прослежены изменения соматотипа человека за достаточно длительный период времени, поэтому окончательное суждение об устойчивости этого признака высказывать преждевременно. Предварительно можно считать, что соматотип относительно постоянен, его изменения совершаются в пределах близких модификаций и, возможно, имеют циклический характер во времени. Таким образом, мы выходим на проблемы возрастной антропологии, которые и рассмотрим на следующей лекции.

<< | >>
Источник: Антропология. Курс лекций.

Еще по теме Физиологическая антропология:

  1. Физиологические и биохимические критерии биологического возраста.
  2. Развитие антропологии в СССР
  3. Развитие антропологии на Украине
  4. Лекция №1 Основные этапы развития антропологии
  5. Лекция №2. Методологические аспекты антропологии
  6. Лекция № 7 Тема: Медицинская антропология
  7. ИСТОРИЯ ПОНЯТИЯ «АНТРОПОЛОГИЯ»
  8. ИСТОРИЯ ПОНЯТИЯ «ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ» И ЕГО СОВРЕМЕННОЕ ТОЛКОВАНИЕ
  9. ЧЕЛОВЕК КАК ПРЕДМЕТ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ.
  10. История антропологии в России
  11. Понятие психологической антропологии