<<
>>

§ 1. Внешняя политика Советского Союза в 1930-е – начале 1940-х гг.

На рубеже 1920 – 1930-х гг. во внешней политике СССР произошли изменения, обусловленные трансформацией международной обстановки, что было следствием глубокого мирового экономического кризиса, начавшегося в 1929 г.

Народный комиссариат иностранных дел, под руководством М.М. Литвинова, сменившего Г.В. Чичерина в июле 1930 г. на посту главы ведомства, должен был направить все усилия на достижение главной цели – обеспечение благоприятных внешних условий для построения социализма в отдельно взятой стране. Поэтому приоритетными задачами были следующие:

- предотвращение угрозы вовлечения Советского Союза в военные конфликты,

- налаживание экономического сотрудничества с развитыми странами Запада.

Преодолевая неблагоприятные тенденции, советская дипломатия выступала с конструктивными предложениями. В 1929 г. в Москве было подписано соглашение, так называемый «протокол Литвинова», с Латвией, Эстонией, Польшей, Румынией, несколько позже с Литвой, Турцией и Персией, предусматривающий отказ от приме­нения силы при рассмотрении территориальных претензий. В октябре 1929 г. были восстановлены отношения с Великобританией. В 1932 г. СССР заключил пакты о ненападении с Финляндией, Латвией, Эстонией, Польшей. В 1933 г. СССР добился принятия конвенции об определении агрессора, которую подписали Эстония, Латвия, Польша, Румыния, Турция, Персия, Афганистан, Чехословакия, Югославия, Литва и Финляндия, что говорит об улучшении отношений Советского Союза со странами Малой Антанты (Чехословакией, Румынией, Югославией), а также со своими западными и южными соседями.

Что же касается связей СССР с крупными капиталистическими государствами мира, то до начала 1930-х гг. основным политическим и экономическим партнером СССР в Европе являлась Германия, отношения с которой определялись условиями заключенного 16 апреля 1922 г. Рапалльского договора, предусматривавшего установление дипломатических отношений между двумя странами, развитие экономического сотрудничества, торговли на основе принципа наибольшего благоприятствования и позволившего прорвать международную изоляцию как Советской России, так и Веймарской Германии.

Спад в советско-германских отношениях наметился в начале 1930-х гг. Окончательный же разрыв рапалльской линии произошел после прихода (в 1933 г.) к власти в Германии нацистов. Основной лозунг гитлеровского правительства – «Drang nach Osten» («Поход на Восток»), выдвинутый Гитлером в его книге «Mein Kampf» ещё в 1925 г., – являлся открытой угрозой Советскому Союзу и вынуждал Москву искать альтернативного партнера.

После одобрения политбюро ЦК ВКП(б) в декабре 1933 г. подготовленного НКИД плана создания системы коллектив­ной безопасности для противодействия агрессии советские дипломаты начали активные переговоры о создании Восточноевропейского регионального пакта, который должен был охватить СССР, Чехословакию, Польшу, Латвию, Эстонию, Литву и Финляндию. Планировалось, что Франция присоединится к нему в качестве гаранта, а Советский Союз станет гарантом Локарнского пакта. Несмотря на то, что такой договор соответствовал интересам предотвращения агрессии в Европе, его проект не был реализован. Англия поставила свою позицию в отношении этого проекта в зависимость от позиции Германии. Гитлеровская Германия, стремившаяся к ревизии своих границ, не хотела ни коллективного договора в Восточной Европе, ни укрепления Локарнского договора путем присоединения к нему Советского Союза и поэтому в сентябре 1934 г. отклонило это предложение. Его подписание было заблокировано. Такая же судьба постигла и советский проект Тихоокеанского пакта – соглашения о ненападении с участием СССР, США, Китая и Японии.

Тем не менее, Советский Союз не прекращал попыток создать систему коллективной безопасности, что способствовало достижению определенных успехов на международной арене. В 1933 г. были установлены дипломатические отношения между СССР и США. В 1934 г. советское правительство ответило согласием на предложение 30 стран «вступить в Лигу Наций и принести ей своё ценное сотрудничество». 18 сентября 1938 г. Ассамблея Лиги Наций подавляющим большинством голосов («за» проголосовало 39 стран, 7 воздержались, 3 были «против») постановила принять Советский Союз в Лигу и предоставить ему постоянное место в руководящем органе Лиги – Совете.

Ширилось международное признание СССР: в 1933 – 1935 гг. им были установлены дипломатические отношения с рядом стран, которые в течение более 15 лет его не признавали, с Испанией, Уругваем, Венгрией, Румынией, Чехословакией, Болгарией, Албанией, Бельгией, Люксембургом и Колумбией. В 1935 г. между СССР и Францией, СССР и Чехословакией были подписаны договоры о взаимной помощи в случае агрессии против них в Европе. Однако эти договоры имели существенные недостатки: не была заключена военная конвенция, определяющая способы оказания взаимной помощи, её сроки и масштабы; в советско-чехословацком договоре оказание помощи со стороны СССР ставилось в зависимость от оказания помощи со стороны Франции.

Советское руководство было озабочено ростом милитаристских тенденций в мире и последовательно выступало против агрессивных устремлений фашистских государств, предлагало конкретные меры по защите Эфиопии (во время итальянской агрессии против этой страны), требовало прекращения гонки вооружений, стремилось не допустить втягивания страны в войну; последовательно отстаивало принцип «неделимости мира», гласящий, что любой региональный конфликт несет угрозу перерастания в мировую войну и таким образом задевает интересы всех стран и народов.

Усиление международной напряженности в Европе было не единственной проблемой СССР. Одновременно завязывался узел экономических и политических противоречий в регионе Юго-Восточной Азии и Тихоокеанского бассейна. Мировой экономический кризис тяжело сказался на экономике Японии. Политическая верхушка страны старалась компенсировать военной силой недостаток экономических возможностей развития. При этом западные державы намерились направить японскую экспансию против её северного соседа. Они рассчитывали, что Японию и СССР «можно будет различными манёврами заставить воевать друг с другом».

В конце 1920-х – начале 1930-х гг. в правящих кругах Японии уже практически не вызывали разногласий содержание и основные направления обширной программы экспансии.

Предполагалось начать с захвата северо-востока Китая, а затем осуществлять походы против МНР и СССР. (Как гласил Меморандум японского премьер-министра генерала Г. Танаки от 25 июля 1927 года, после подчинения Китая Японии предстояло «вновь скрестить мечи с Россией».)

Маньчжурия (Северо-Восточный Китай) огромным клином глубоко вдавалась в территорию СССР, занимала стратегическое положение по отношению к сопредельным территориям Советского Союза. Советско-маньчжурская граница, протяженностью более 3,5 тыс. км, соседствовала с плодородными и наиболее населенными областями советского Дальнего Востока. В случае успеха агрессор мог перерезать важные советские коммуникации – Амурскую и Уссурийскую железные дороги, проходящие вблизи границы, водные пути, которые непосредственно служили пограничными рубежами. Итогом могло стать отсечение от СССР советского Приморья. Овладение же Монгольской Народной республикой сулило агрессору возможность перерезать Транссибирскую железнодорожную магистраль и, выйдя в район Иркутска и озера Байкал, отторгнуть Дальний Восток от Советского Союза. В японских газетах прямо говорилось о том, что предстоящая «война между Японией и Россией может иметь один исход: закрепление японцев в качестве полных хозяев Сибири вплоть до горного хребта, который отделяет европейскую часть России от азиатской».

В то время как Япония строила захватнические планы, Советский Союз стремился избежать втягивания в военный конфликт. Советское правительство в декабре 1931 г. предложило Японии заключить пакт о ненападении. Долго остававшееся без ответа предложение 13 сентября 1932 г. было отвергнуто. В январе 1933 г. правительство Советского Союза повторно предложило Японии заключить пакт о ненападении, но Токио и на этот раз ответил отказом.

Япония использовала тактику пограничных провокаций и разведывательных вылазок (за 1935 г. зарегистрировано около 80 таких случаев). В 1936 г. пограничниками задержано 137 японских агентов.

Чтобы оградить себя от постоянных провокаций японских войск на Китайско-восточной железной дороге и не дать им превратиться в военные действия, СССР предложил Японии приобрести КВЖД. После почти двухлетних переговоров в марте 1935 г. был подписан договор о продаже прав на эксплуатацию этой дороги Японии (формально государству Маньчжоу-го, созданному весной 1932 г. на захваченных Японией китайских территориях).

В середине 1930-х гг. СССР оказался перед реальной угрозой войны на два фронта. 25 ноября 1936 г. Япония и Германия подписали пакт «Антикоминтерн» о борьбе против Коммунистического Интернационала, состоявший из текста договора и секретного соглашения. 6 ноября 1937 г. к пакту присоединилась Италия. (Возникшее таким образом объединение трех агрессивных государств в политической публицистике получило название «треугольник Берлин – Рим – Токио».) Хотя в опубликованном договоре и говорилось, что пакт не направлен против СССР или специально какой-либо другой страны, иллюзий тут быть не могло. Министр иностранных дел Японии Арита определил цели пакта следующим образом: «Отныне Советская Россия должна понимать, что ей приходится стоять лицом к лицу с Германией и Японией». По свидетельству же Риббентропа, «в самом деле, политическое давление на Советскую Россию в той или иной степени являлось основой этого пакта». Заключение данного пакта сопровождалось нарастанием антисоветских настроений. В 1936 г. британский премьер-министр отстаивал следующую позицию: «Если бы в Европе дело дошло до драки, то я хотел бы, чтобы это была драка между большевиками и нацистами». Подобные взгляды разделяли во Франции и США.

Внешнеполитическая позиция Советского Союза была осложнена начавшейся в июле 1936 г. гражданской войной в Испании. Вначале СССР вместе с Францией и Великобританией в августе 1936 г. заявил о своем невмешательстве во внутрииспанские дела (соглашение было подписано 27 государствами). Однако, СССР в октябре 1936 г. объявил о своем отходе от политики невмешательства и стал оказывать прямую поддержку правительству Народного фронта, которая выражалась в политической солидарности, поставке оружия, материальных средств, посылке добровольцев. Причина изменения советской политики заключалась в том, что Германия и Италия начали открытую интервенцию против республиканского правительства Испании. Тем более что, несмотря на подписанные соглашения, европейские государства фактически помогали Франко. (Испанские фашисты, например, получали тайные английские займы, отчисления от прибылей английской горнорудной компании в Испании. Американская нефтяная фирма передавала мятежникам нефть и нефтепродукты в кредит, компании «Форд», «Дженерал моторс», «Студебеккер» – 12 тыс. грузовиков.) Оказание же помощи Советским Союзом было умело использовано фашистской пропагандой, утверждавшей, что главной целью предпринимаемых советской стороной мер являлось создание на Пиренейском полуострове коммунистического государства.

Всё более ухудшались позиции СССР на Дальнем Востоке. В июле 1938 г. Японией готовилась провокация у озера Хасан на стыке границ Маньчжоу-Го, Кореи и советского Приморья. 15 июля японский поверенный в делах в Москве Нити заявил наркому иностранных дел, что вся территория к западу от озера Хасан принадлежит Маньчжоу-Го, и потребовал вывести войска с высот Заозерная и Безымянная. По поводу представленного советской стороной текста Хунчунского протокола, подписанного Россией и Китаем в 1886 г., и прилагаемых к нему карт японский посол Сигэмицу безапелляционно заявил следующее: «Я считаю, что говорить о какой-либо карте в этот критический момент является неразумным, это только осложнит положение». Между тем возвышенности этого района имели большое стратегическое значение.

29 июля 1938 г. японские войска вторглись на территорию СССР в районе озера Хасан. В ходе тяжелых двухнедельных боев японские войска были разбиты, граница в районе озера Хасан была восстановлена. Это был уже не пограничный инцидент, а агрессия против Советского Союза. С военной точки зрения бои в районе озера Хасан были не слишком удачными для советских войск, однако победа очень много значила в моральном, политическом и стратегическом плане, поскольку Япония проводила «пробу сил» в условиях ослабления Красной Армии после массовых репрессий.

На XVIII съезде ВКП(б) в марте 1939 г. Сталин заявил, что СССР не собирается «таскать каштаны из огня для поджигателей войны». Имелись в виду, в первую очередь, страны Запада, которые хотели бы отвести от себя угрозу и направить германскую и японскую активность на СССР. Подобный вывод советского руководства базировался на анализе конкретной ситуации и предпринимаемых ранее странами Запада шагах.

Агрессия Японии в Маньчжурии в 1931 – 1932 гг. получила лишь словесное осуждение правительств западных государств, которые были вполне удовлетворены заявлением главы японской делегации в Лиге Наций Ё. Мацуоки о том, что единственной целью оккупации Маньчжурии являлось превращение её в плацдарм для борьбы с Советским Союзом.

В июне 1935 г. между Лондоном и Берлином было заключено соглашение, разрешавшее Германии, вопреки Версальскому мирному договору, строительство военно-морского флота. Согласно этому документу Германия получала право на строительство флота, равного 35% надводных и 45% подводных кораблей от уровня военного флота Великобритании. Это предоставляло Германии возможность создать приблизительно такой же флот, каким располагала Франция. Следствием этого договора стал кризис французской системы союзов: произошло ослабление связей Франции со странами Малой Антанты. Действия английской дипломатии в значительной степени обесценили и советско-франко-чехословацкие договоры. Франция стала все более отдаляться от СССР.

Когда в марте 1936 г. Германия денонсировала Локарнский договор и ввела войска в ремилитаризованную после первой мировой войны Рейнскую зону – территорию по берегам Рейна, где Германии запрещалось иметь вооруженные силы – не последовало никакой реакции западных держав. Присоединение (аншлюс) Австрии в марте 1938 г. (превращение независимой страны в германскую провинцию, исчезновение целого государства с политической карты Европы) оказалось «не замеченным» западными странами.

Политика потакания агрессору, в конечном счете, привела к ликвидации чехословацкого государства. 29 – 30 сентября 1938 г. в Мюнхене на специальной конференции, посвященной территориальным претензиям третьего рейха к Чехословакии, собрались главы правительств Франции (Э. Даладье), Великобритании (Н. Чемберлен), Италии (Б. Муссолини) и Германии (А. Гитлер). При этом представителей Чехословацкой республики не было. Принятое соглашение обязывало чехословацкое правительство в десятидневный срок передать Германии Судетскую область, на которой проживала четверть населения страны, находилась половина тяжелой промышленности, мощные военные сооружения. Отрицательное отношение правительства Чехословакии к этому диктату во внимание не принималось.

Судетский кризис начался в марте 1938 г. и на протяжении нескольких месяцев Советский Союз заявлял о своей готовности помочь Чехословакии, если ее правительство попросит об этом. Выступая в апреле 1938 г., Председатель Президиума Верховного Совета СССР М.И. Калинин заявил, что, хотя по договору Советского Союза с Чехословакией стороны должны были помочь друг другу в случае, если Франция придет на помощь жертве агрессии, этот договор «не запрещает каждой из стран прийти на помощь, не дожидаясь Франции». Для оказания помощи в западных районах СССР в полную боевую готовность были приведены 30 стрелковых, 10 кавалерийских дивизий, соединения танковых войск и свыше 500 самолетов. Однако боязнь распространения большевизма, вкупе с колоссальным нажимом со стороны Англии и Франции, заставила руководство Чехословакии ответить отказом.

Представление о характере принятого в Мюнхене соглашения дают следующие слова, сказанные Чемберленом перед отлетом в Лондон на встрече с Гитлером: «Для нападения на СССР у вас достаточно самолетов, тем более, что уже нет опасности базирования советских самолетов на чехословацких аэродромах».

Тогда же в Мюнхене была подписана англо-германская декларация, содержавшая обещание Гитлера не нападать на Англию. 6 декабря 1938 г. была подписана аналогичная франко-германская декларация. Заключенные документы были равносильны пактам о ненападении. Всё это указывало на стремление Запада обезопасить себя и направить агрессивный потенциал гитлеровской Германии против Советского Союза.

Тем не менее, стремясь воспользоваться начавшимся «прозрением» общественного мнения на Западе в отношении фашистской угрозы (в марте 1939 г. Германия оккупировала Чехию и Моравию, а в апреле Италия – Албанию), советское правительство 17 апреля 1939 года предложило Англии и Франции заключить Тройственный пакт о взаимопомощи на случай агрессии. 12 августа 1939 г. в Москве начались переговоры военных миссий трех держав. Советская сторона предоставила подробно разработанный план, согласно которому СССР обязывался выставить против агрессора в Европе 136 дивизий, 9 – 10 тыс. боевых самолетов. Однако западные представители не желали брать на себя необходимые обязательства. Например, Великобритания готова была выставить против потенциального агрессора лишь 6 дивизий. К тому же Польша, по которой замышлялся первый немецкий удар, отказывалась пропустить через свою территорию советские войска, что делало совместные военные действия против Германии крайне затруднительными. Партнеры по переговорам стремились за счет СССР получить односторонние преимущества. Тем более, что в это время Англия вступила в тайные контакты с представителями Германии. Провал переговоров был предопределен позицией, занятой правительствами западных стран.

Советскому Союзу грозила опасность войны на два фронта с очень сильными противниками: Германией – на западе и Японией – на востоке. С точки зрения руководства СССР продолжала существовать опасность создания, как тогда говорили, «единого империалистического фронта против СССР».

В то время, как представители Англии и Франции затягивали переговоры и стремились не к заключению реальных соглашений, а к запугиванию Германии угрозой создания антигитлеровского союза, последняя предпринимала активные шаги по сближению с СССР. 20 августа Гитлер обратился с личным посланием к Сталину, предложив принять 22 или самое позднее 23 августа министра иностранных дел Германии, который «будет облечен всеми чрезвычайными полномочиями для составления и подписания пакта о ненападении». Исходя из того, что угроза германо-польской войны стремительно нарастала, советское руководство склонялось к подписанию пакта, который должен был обеспечить безопасность СССР в случае резкого обострения обстановки.

На принятие окончательного решения повлияла также ситуация на Дальнем Востоке. За прямым столкновением между японскими и советскими войсками в районе озера Хасан летом 1938 г. последовал второй конфликт на реке Халхин-Гол в Монголии. Вторжение в Монгольскую Народную республику неизбежно вовлекало в конфликт и Советский Союз, подписавший еще 12 марта 1936 г. с Монголией протокол о взаимопомощи. 11 мая 1939 г. японская сторона спровоцировала инцидент, который перерос в ожесточенные боевые действия. Они велись по фронту от 50 до 60 км, глубиной от 20 до 25 км и продолжались более четырех месяцев. В результате к 31 августа 1939 г. советскими войсками под командованием Г.К. Жукова была разгромлена 6-я японская армия. Однако состояние военного противоборства между СССР, Монголией, с одной стороны, и Японией, с другой, сохранялось.

Боевые действия на реке Халхин-Гол оказали серьезное влияние на исход советско-германских переговоров. В ночь на 20 августа в Берлине было подписано торгово-кредитное соглашение, предусматривавшее кредит в 200 млн. марок под незначительный процент. 21 числа было дано согласие на приезд в Москву министра иностранных дел Германии. Следует учесть, что получив от Сталина согласие на подписание договора о ненападении с Германией, Гитлер отменил запланированный полет Геринга на Британские острова для встречи с Чемберленом.

23 августа 1939 г. после трехчасовых переговоров был подписан советско-германский договор о ненападении сроком на 10 лет (так называемый пакт Риббентропа – Молотова) [Молотов с мая 1939 г. занимал пост наркома иностранных дел]. Подобные пакты с Германией к тому времени имели Англия, Франция и ряд других государств. Договор сопровождался секретным протоколом, по которому разграничивались сферы влияния сторон в Восточной Европе: в советской сфере оказались Прибалтика (Эстония, Латвия, Финляндия) и Бессарабия; в немецкой – Литва. В протоколе прямо не говорилось о судьбе Польского государства, но в любом случае, белорусские и украинские территории, вошедшие в его состав по Рижскому мирному договору 1920 г. (заключенному после неудачной для Советской России, начатой польской стороной войне), должны были отойти к СССР. 31 августа Договор о ненападении был ратифицирован Верховным Советом СССР.

Если сам пакт был правомерным документом, то секретный протокол к нему нарушал международное право, так как в нем решались судьбы третьих стран. В то же время следует учитывать, что в международной практике 30-х гг. уже имелись прецеденты разделения «сфер влияния» (соглашение Хора – Лаваля в декабре 1935 г., предусматривавшее тайное согласие на передачу Италии нескольких провинций Эфиопии в ходе итало-эфиопской войны, Мюнхенское соглашение, англо-германские переговоры летом 1939 г. и др.). Оценка пакта и секретного протокола к нему была дана на II съезде народных депутатов СССР в декабре 1989 г. Общественность осудила протокол и, в целом подобные методы ведения внешней политики.

Однако в 1939 г. протокол, с точки зрения национальных интересов, предоставил возможность стране добиться определенных стратегических выгод. Этот вынужденный шаг снизил риск ведения войны на два фронта и давал возможность добиться выигрыша во времени и пространстве. На некоторое время Советский Союз оказался вне европейского военного конфликта и хотя Сталин, переоценивший длительность данной мирной передышки, не сумел ею воспользоваться в полной мере, у страны появилась возможность в течение почти двух лет, наращивать свой военный потенциал. Кроме того, СССР восстановил право на сферы влияния в границах Российской империи 1913 г., что являлось одной из главных внешнеполитических задач государства. В дальнейшем, во время переговоров Большой Тройки, произошедшие геополитические изменения уже никто не оспаривал.

Подписание пакта о ненападении между Советским Союзом и Германией вызвали в Японии настоящий шок, усилив взаимное недоверие между союзниками по антикоминтерновскому пакту. Кабинет Хиранумы и командование Квантунской армии немедленно подали в отставку. Неожиданный для Японии политический маневр Германии был воспринят в Токио как вероломство и нарушение положений Антикоминтерновского пакта, согласно которому стороны обязывались «без взаимного согласия не заключать с СССР каких-либо политических договоров». Возмущенная «предательством» своей союзницы, Япония подписала 15 сентября 1939 года с СССР перемирие, а 13 апреля 1941 г. заключила пакт о нейтралитете (сроком на 5 лет).

1 сентября 1939 г. нацистская Германия с помощью тщательно спланированной секретными службами провокации напала на Польшу. Началась Вторая мировая война. 3 сентября 1939 г. Великобритания и Франция объявили рейху войну, однако никакой военной помощи Польше не оказали. На Западном фронте английские и французские войска практически бездействовали (110 дивизий союзников против 23 немецких). Это противостояние получило название «странная война». Пассивная позиция союзников объяснялась существовавшими надеждами на столкновение СССР и Германии.

С началом войны Сталин руководствовался больше не предварительными договоренностями, а оценкой реального развития событий. Молниеносный разгром польской армии, ошеломивший Европу, отсутствие активных действий со стороны западных держав, быстрое продвижение на восток немецких войск, которые переходили демаркационную линию, установленную секретным протоколом от 23 августа, сказывались на позиции Москвы.

Уже в начале сентября Гитлер подталкивал Сталина ввести части Красной Армии в восточные районы Польши. Руководство СССР не пошло на это и лишь 17 сентября, после разгрома польской армии и падения польского правительства, Красная Армия вступила в Западную Белоруссию и Западную Украину для оказания «помощи украинским и белорусским братьям по крови», в условиях «распада польского государства». Польша как независимое государство перестала существовать.

28 сентября 1939 г. было подписано соглашение между СССР и Германией, названное по инициативе германской стороны договором «О дружбе и границах». Согласно этому документу новая западная граница СССР была установлена приблизительно по «линии Керзона», которую министр иностранных дел Англии Керзон в 1920 г. предложил в качестве этнической границы между польским населением, с одной стороны, украинским и белорусским, с другой. Однако проведение западной границы СССР по рекам Западный Буг и Нарев нарушало положения секретного протокола от 23 августа, поэтому в качестве компенсации Германия передала в советскую сферу влияния Литву. (Вопрос о Южной Литве был окончательно урегулирован лишь в начале 1941 г.) Включение Литвы в «сферу интересов» СССР снимало угрозу флангового удара вермахта с севера по частям Красной Армии, дислоцированным в Западной Белоруссии, и отдавало в руки советского военного командования так называемый Виленский коридор – кратчайший путь к Восточной Пруссии. На этом этапе соглашение с Германией позволило СССР присоединить к себе огромную территорию в 200 тыс. кв. км с населением в 12 млн. человек (7 млн. украинцев, 3 млн. белорусов и 2 млн. поляков).

Советско – финляндская война (30 ноября 1939 г. – 12 марта 1940 г.) Обратимся к предыстории конфликта. На протяжении почти двух десятилетий, после того как Финляндия в результате Октябрьской революции в России стала независимым государством, её отношения с Советским Союзом развивались весьма сложно и противоречиво. Хотя между РСФСР и Финляндией 14 октября 1920 г. был заключен Тартуский мирный договор, а в 1932 г. – пакт о ненападении, который двумя годами позже был продлен на 10 лет, многое в действиях Финляндии вызывало озабоченность советского руководства, например, провокационные претензии на советскую территорию. В начале 1938 г. финляндские власти строили планы ремилитаризации Аландских островов в нарушение своих обязательств по международной конвенции 1921 г., что непосредственно задевало интересы Советского Союза. В марте 1939 г. советское правительство по дипломатическим каналам предложило следующее: СССР гарантирует неприкосновенность Финляндии, предоставляет ей помощь в случае возможной агрессии, поддерживает ходатайство относительно пересмотра статуса Аландских островов. В порядке встречных мер Финляндия должна оказать содействие в укреплении безопасности Ленинграда, предоставив в аренду сроком на 30 лет острова в Финском заливе (Сурсари (Гогланд), Лавансари, Сейскари (Сескар) и Тиуринсари) для создания там военных баз. В апреле того же года Финляндии было предложено заключить пакт о взаимопомощи. Оба предложения были отвергнуты, как противоречащие нейтралитету Финляндии. После чего усилились финские контакты по военным вопросам с Англией, Швецией, Германией. Финнам оказывалась помощь в совершенствовании линии укреплений вдоль границы с СССР, известной как «линия Маннергейма». (Эта система мощных укреплений была названа в честь главнокомандующего финскими вооруженными силами маршала барона К.Г. фон Маннергейма.)

В водоворот военных приготовлений одновременно включился и Советский Союз. В начале марта 1939 г. нарком обороны К.Е. Ворошилов приказал командующему войсками Ленинградского военного округа командарму II-го ранга К.А. Мерецкову проверить готовность войск на случай военного конфликта с Финляндией. Конечно, в Москве наиболее опасным считали не вероятность выступления самой Финляндии против СССР, а использование её территории для этой цели другими государствами.

В октябре 1939 г. были возобновлены прерванные советско-финляндские переговоры, в отличие от предыдущих они проходили в условиях Второй мировой войны. Советская сторона предложила произвести демилитаризацию приграничной зоны, отодвинуть на 70 км границу на Карельском перешейке до линии Липола (Верховье) – Койвисто (Приморск), передать Советскому Союзу несколько островов в Финском заливе, часть полуостровов Рыбачий и Средний в Баренцевом море, сдать в аренду (либо продать или обменять) полуостров Ханко для строительства на нем военно-морской базы. Стремясь получить земли, жизненно необходимые для безопасности Ленинграда, исконно принадлежавшие России, Советский Союз в обмен предлагал значительные территории на севере. «Мы просим 2700 кв. км, – говорил финской делегации Сталин, – и предлагаем взамен более 5500 кв. км». Финляндия отвергла эти предложения. Не последнюю роль в отказе сыграла популярность идеи Великой Финляндии, включающей в себя советскую Карелию. 13 ноября переговоры финской стороной были прерваны, и ее делегация покинула Москву, поскольку, по словам министра иностранных дел Финляндии Э. Эркко, у неё есть «более важные дела».

После срыва переговоров стороны активизировали свои военные приготовления. Финляндия увеличила число дивизий на Карельском перешейке с 2 до 7, начала эвакуацию населения, интенсивно модернизировала «линию Маннергейма», объявила всеобщую мобилизацию в регулярную армию и военизированную организацию шюцкор. Советский Союз также сосредотачивал войска на Карельском перешейке, авиация была приведена в боевую готовность.

29 ноября 1939 г. произошел пограничный инцидент в Майниле, во время которого, по сообщениям московского радио, советский населенный пункт был обстрелян финской артиллерией. СССР расторг договор о ненападении с Финляндией и начал военные действия. Одновременно было объявлено о создании «народного правительства Финляндии» во главе с О. Куусиненом и состоявшего в основном из финских коммунистов, сотрудников Коминтерна, работавших в Москве.

Советская сторона рассчитывала на быструю победу и в первые дни войска имели некоторый успех. Однако, по мере их продвижения, возникали всё большие трудности: развивалась диверсионно-партизанская деятельность, танки увязали в снегу. Имея превосходство в живой силе, РККА не была обучена действиям зимой в условиях болотисто-лесистой местности, слабо работала войсковая разведка. Фактически наступление захлебнулось: после месячного штурма мощных финских укреплений, не добившись успеха, Красная Армия 30 декабря перешла к обороне.

Война привела к исключению СССР 14 декабря 1939 г. из Лиги Наций как страны – агрессора. (Это решение было последним постановлением Совета Лиги и имело лишь символическое значение.) Финляндии была оказана финансовая, военная и в широких масштабах пропагандистская поддержка. 19 декабря 1939 г. верховный совет союзников (Англии и Франции) принял решение о подготовке войны против СССР. 5 февраля 1940 г. постановил направить 150-тысячный корпус в Финляндию. (Однако, Швеция и Норвегия, несмотря на давление Лондона и Парижа, отказались его пропустить через свою территорию.) Англо-французские стратеги разрабатывали планы нанесения ударов по северным коммуникациям, портам Советского Союза. Отправка судов намечалась на 12 марта, высадка войск – на 20 марта. Эскадрилья британских самолетов «бленхейм» готовилась к бомбардировкам нефтепромыслов Кавказа: Баку рассчитывали разрушить за 15 дней, Грозный – за 12.

В западноевропейских странах развернулась кампания по набору добровольцев для участия в войне на стороне Финляндии: всего прибыло 11 тысяч человек. Во время войны Финляндия получила от западных держав 500 орудий, 350 самолетов, свыше 6 тысяч пулеметов, около 100 тысяч винтовок, 2,5 млн. снарядов. Позиция США была аналогичной. Германия, официально заявив о прекращении поставок в Финляндию, на деле тайно осуществляла транзит военных материалов из Венгрии и Италии.

Опасаясь остаться один на один со всей Европой, сталинское руководство пошло на дальнейшее сближение с Германией. 13 февраля 1940 г. было подписано «Коммюнике о заключении хозяйственного соглашения между СССР и Германией». Согласно условиям данного соглашения Советский Союз обязан был осуществлять поставки сырья, кормовых злаков, нефти, хлопка, леса и других материалов, за которые Германия должна была расплатиться к 1942 – 1943 гг. станками и машинами.

В этой сложной ситуации командование Красной Армии смогло переломить ход событий. Была произведена реорганизация войск: Ленинградский военный округ превращался в Северо-Западный фронт во главе с командармом I-го ранга С.К. Тимошенко. Войска приступили к тщательной подготовке решительных операций по прорыву линии обороны противника. В мировой практике не было случая, когда предпринимались бы наступления против таких долговременных укреплений, как «линия Маннергейма». Осенью 1939 г. французы не рискнули наступать против «линии Зигфрида», немцы восемь месяцев простояли у «линии Мажино», а затем весной 1940 г. обошли её через Бельгию. 11 февраля 1940 г. советские войска перешли в наступление. Наши воины, выполняя приказы командования, проявляли массовый героизм: около 50 тысяч человек были награждены орденами и медалями, 405 стали Героями Советского Союза. К концу февраля 1940 г. части РККА прорвали финскую систему укреплений. 4 марта 70-я стрелковая дивизия комбрига М.П. Кирпоноса по льду Выборгского залива внезапно для финнов обошла Выборгский укрепрайон. Военные успехи РККА создали почву для заключения мира.

По Московскому мирному договору, заключенному 12 марта 1940 г., Финляндия уступала Советскому Союзу весь Карельский перешеек с Выборгом, а также предоставляла ему на 30 лет свою военно-морскую базу на полуострове Ханко. После присоединения новых территорий была образована союзная республика в составе СССР – Карело-Финская ССР. Советский Союз улучшил свое стратегическое положение на северо-западе и севере, создал предпосылки для обеспечения безопасности Ленинграда и Мурманской железной дороги.

Однако цена достигнутого успеха была велика. Советско-финская война стоила СССР 87 тыс. убитых и умерших от ран, более 39 тыс. пропавших без вести. 5 мая 1940 г. Финляндия приняла «чрезвычайную программу» экономического сотрудничества с Германией. Ход боевых действий продемонстрировал неподготовленность Красной Армии, её командного состава, ослабленного репрессиями, что привело к переоценке военной мощи СССР Гитлером и, как следствие, к перенесению сроков нападения на нашу страну на более раннее время.

Присоединение Прибалтики. В сентябре – октябре 1939 г., в обстановке начавшейся Второй мировой войны, советское руководство настояло на заключении договоров о взаимопомощи с Эстонией, Латвией и Литвой. В соответствии с условиями договора стороны обязывались оказывать друг другу всяческую помощь, включая военную. Советский Союз получал право строить на территории Прибалтийских государств военно-воздушные и военно-морские базы и размещать там свои гарнизоны (в количестве 20 – 25 тыс. солдат). Поскольку весной и летом 1940 г. международная обстановка кардинально изменилась (за 5 дней была завоевана Голландия, за 19 – Бельгия), вероятность переброски германских войск на восток против СССР, после завершения военных действий на западе, была очень велика. В этой связи советское руководство сочло необходимым усилить своё влияние в Прибалтике. В июне 1940 г. советская сторона потребовала от руководства Литвы, Латвии и Эстонии создания в этих государствах коалиционных правительств, которые могли бы обеспечить «честное проведение в жизнь» договоров о взаимной помощи с СССР. Затем были проведены выборы в законодательные органы, на которых одержали победу коммунисты. Под давлением СССР, сеймы Латвии, Литвы и Государственный Совет Эстонии обратились в Верховный Совет СССР с просьбой о принятии этих стран в состав союзного государства. В августе 1940 г. просьба была удовлетворена, и они вошли в состав Советского Союза в качестве трех новых социалистических республик.

Известно, что прибалтийский регион с его равнинной местностью с давних пор являлся воротами, через которые западные завоеватели вторгались в пределы России. Поэтому ввод дополнительных соединений Красной Армии в страны Прибалтики и замена правительств, все более тяготевших к Германии, на просоветские большинством зарубежных государств были встречены как вполне объяснимые меры, необходимые для безопасности СССР. Однако включение Прибалтийских государств в состав Советского Союза воспринималось как аннексия и оценивалось резко отрицательно.

Следующая задача, стаявшая перед сталинским руководством, заключалась в необходимости укрепить юго-западную границу страны. В конце июня 1940 г. советское правительство потребовало от правительства Румынии вывести войска из Бессарабии, прежде входившей в состав Российской империи и оккупированной в 1918 г., а также передать СССР Северную Буковину, населенную в основном украинцами. Попытка румынского правительства обратиться за помощью в Берлин успеха не имела. Риббентроп посоветовал Румынии уступить, добавив в устном разговоре одно слово – «пока». Бесарабия была присоединена к Молдавской АССР, Северная Буковина вошла в состав УССР. Присоединение этих земель имело большое стратегическое значение, поскольку с территории Бессарабии советская авиация могла держать под угрозой нефтяные промыслы Румынии, бывшей в то время главным поставщиком нефти для Германии; а по территории Северной Буковины проходила рокадная железная дорога, европейская колея которой позволяла использовать подвижной состав для передвижения по железным дорогам Европы.

С осени 1940 г. советско-германские политические отношения приобретали все более конфронтационный характер.

Правомерной является оценка, данная советской внешней политике этого периода, Черчиллем, который считал, что большевикам «было жизненно необходимо отодвинуть как можно дальше на запад исходные позиции германских армий… Если их политика и была холодно расчетливой, то она была также в тот момент в высокой степени реалистичной».

Итогом внешнеполитической деятельности советского руководства в 1930-е – начале 1940-х гг. стало значительное увеличение территории страны (приблизительно на 500 тыс. кв. км). Граница отодвинулась на западе в разных местах на расстояние от 300 до 600 км. Руководство в условиях роста международной напряженности обеспечивало усиление геополитического положения государства и предпринимало адекватные сложившейся сложной ситуации меры.

<< | >>
Источник: Отечественная история: Учебное пособие для технических вузов / Под ред. Бодровой Е.В., Поповой Т.Г. Издание 2-е, переработанное и дополненное. М.,2005. 496 с.. 2005

Еще по теме § 1. Внешняя политика Советского Союза в 1930-е – начале 1940-х гг.:

  1. 100) Развитие государственной системы Советского Союза в 1945—1955 гг.
  2. Новая экономическая политика Советской России
  3. ЭКОЛОГО-ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА ПО БОРЬБЕ С БРАКОНЬЕРСТВОМ И ОХРАНОЙ ПРИРОДЫ
  4. «Большой террор» 1930-х годов
  5. РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ АДВОКАТАМИ И АДВОКАТСКИМИ ОБРАЗОВАНИЯМИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МЕЖДУНАРОДНОЙ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СТРАНАХ - ЧЛЕНАХ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА
  6. Россия к начале XX века (общественное устройство и государственный строй Российской империи)
  7. ТЕМА 14. - РОССИЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ПРАВО В НАЧАЛЕ XX в.
  8. 97) Перестройка гос аппарата в связи с началом ВОВ.
  9. 12. Система административной юстиции в России в конце XIX - начале ХХвв.
  10. 1. Принципы и методы регулирования внешней торговли
  11. 8. Работа предприятия по выходу на внешний рынок.
  12. 3.5. Бюджетная политика
  13. Железы внешней и внутренней секреции